тел. +7 (921) 963-35-40

Траугот. Облечённые Божьим доверием.

8 Августа 2012

Траугот. Облеченные божьим доверием

Екатерина Асмус

ОБЛЕЧЕННЫЕ БОЖЬИМ ДОВЕРИЕМ. Блистательная семья художников ТРАУГОТ.

  Вообще-то фамилия Траугот переводится несколько иначе: «Доверяющие богу». Но, зная историю этой замечательной творческой семьи, в которой каждый, от мала до велика был, есть и навсегда остается человеком неповторимого, ни  с чем и ни с кем несравнимого ярчайшего дарования, невольно задумываешься о том, что сам  Бог доверил этим людям нести сквозь десятилетия неугасимый огонь прекрасного. Практически уже целый век мы с вами имеем счастливую возможность наслаждаться работами этих замечательных художников, оставивших свой след и в книжной графике, и в фарфоровых изделиях, и в живописи, и даже в советской рекламе, а также (да-да)  в игрушечном и упаковочном производстве! Многие вещи, даже не книги, а просто коробки, игрушки, окружавшие нас в советские времена, принадлежали изобретательному перу кого-либо из семьи Траугот.

Самыми известными широкой публике, конечно, являются отец - Георгий Николаевич и оба его сына Александр и Валерий Георгиевичи, чьи имена и составляют знаменитую аббревиатуру Г.А.В. Траугот, ставшую уже петербургским книжным брендом. Но и жена Георгия Николаевича – Янова Вера Павловна и оба ее брата Константин и Николай Яновы тоже были художниками, правда, по ряду причин, куда менее известными. Воспитанник же Веры Павловны и Георгия Николаевича, потерявший родителей в войну, друг и сверстник их сына Александра  – Михаил Войцеховский – в советские времена был одним из самых успешных из первых рекламных художников. Но! Давайте все же по порядку, пока вы совсем не запутались.

Георгий Николаевич Траугот, отец звездного семейства, родился 16 февраля 1903 года. Учился он с 1921г по 1926г во ВХУТЕМАСе (ныне - Академии Художеств). Курс был очень сильный, в рисовальных классах сидели вместе: Кустодиев-сын, Юрий Васнецов, Валентин Курдов, Василий Купцов. И преподавательский состав был блестящим: профессора - Беляев и Вахрамеев, Рылов, Матюшин. В этой творческой обстановке Георгий  познакомился с весьма одаренным и очень юным художником – Яновым Константином Павловичем. Вундеркинду было всего-то 14 лет, но ему прочили самое большое будущее среди учеников. Георгий и Константин подружились, и вскоре Костя познакомил однокашника с любимой своей сестрой Верочкой, которая впоследствии, в 1930-м году  станет его женой и матерью «звездных мальчиков» - художников Александра и Валерия Трауготов.

Уже после окончания института Георгий Николаевич  стал  активным участником творческого объединения «Круг художников» (1926 - 1932), или как его еще называли Общество художников «Круг». Его члены ставили своей целью повышение профессионального мастерства на основе усвоения традиций мирового искусства и формального экспериментирования, стремились к отражению явлений современной действительности в формах станковой живописи и скульптуры, ОТВЕРГАЛИ СВЕДЕНИЕ КАРТИНЫ К АГИТСРЕДСТВУ. В состав «Круга» из известных имен входили А.Пахомов, А.Порет, А.Почтенный, А.Самохвалов, А.Ведерников, А.  Русаков, Г. Неменова, Т. Купервассер, Н.  Емельянов. С некоторыми из них семья Траугот общалась и сотрудничала впоследствии. В этом же объединении состояла и молодая художница Вера Павловна Янова, не имевшая фундаментального образования, но умеющая мастерски видеть и отобразить красоту и экспрессию момента.

Вера Павловна Янова родилась 21 сентября 1907 года в г. Влоцлавске Варшавской губернии. Училась на архитектурных курсах в ЛИСИ. Став замужней  дамой, эта потрясающего обаяния, красоты и изысканности женщина, образовала у себя дома, а точнее - в мастерской - творческий салон. Разговоры об искусстве, проходившие в ее кругу и имеющие немалое значение для развития ленинградской  культуры, описаны в произведениях философа Я. С. Друскина, по замечанию которого, портретам, созданным Яновой, присущи «психологизм и эмоционализм, вообще западная современная философия и миросозерцание». Друскин пишет о Вере Павловне: « художник видит наготу человеческую, видит чувства». В довоенные годы Янова поддерживала дружеские отношения с графиком Владимиром Лебедевым, поэтом Даниилом Хармсом, а в послевоенное семья Траугот занимала немаловажное место  кругу творческой интеллигенции, сохранявшей связи с искусством 1920-х годов. В этом кругу находились, среди прочих, астрофизик Н. А. Козырев, поэт В. Д. Кошелев, художники Н. Суетин, Т. Глебова, А. Лепорская, В. Стерлигов, П. Басманов, П. Кондратьев, А. Щекатихина-Потоцкая, Р. О`Коннель- Михайловская, Г. Д. Епифанов.

    Красавица Вера Павловна зачастую выступала и как законодательница мод – изобретала струящиеся кимоно, не сшитые нитками вовсе, а державшиеся на одних булавках, носила мужские шляпы и брюки... Рождение детей ничуть не помешало ей вести светский образ жизни, напротив, мальчики, родившиеся с небольшим временным разрывом  (Александр – вскоре после свадьбы, в 1931 году и Валерий в 1936 году), гармонично вошли в салонную жизнь, украсив и разнообразив ее. Обоих своих сыновей Георгий Николаевич с малого детства приучал к рисованию и способности к этому виду творчества обнаружились у братьев очень быстро. Когда Георгия Николаевича спрашивали: «Как дети?»- он отвечал: «Работают». Его собственное трудолюбие поражало современников: он считал, что работать по 18 часов в сутки нормально для художника, «иначе он просто лентяй». И до сих пор у старшего сына, Александра Георгиевича Траугота осталась эта привычка – он даже телефонную трубку не берет до 22-х часов – работает!

В войну семья была разлучена – Георгий Николаевич был отправлен на фронт военным художником;  младший сын Валерий был вывезен сначала в Ярославскую, затем в Тюменскую область, в эвакуацию, а несчастной Вере Павловне со старшим сыном Александром, которому на тот момент было всего десять лет, довелось хлебнуть горя в блокадном Ленинграде. Александр Траугот рисовал - всю блокаду. Его рисунки, совсем не детские, - бесценное свидетельство жизни осажденного города. Отец, Георгий Николаевич, как только появилась возможность, вместе с письмами стал присылать сыну бумагу для рисования в больших конвертах.

 После войны, счастливо выжившая семья воссоединилась, и младшие ее члены уже стали полноправными участниками художественных проектов – пройдя суровую военную школу, мальчики рано состоялись и как личности, и творчески.  Казалось, все ужасы и невзгоды позади, впереди только творчество и перед звездной семьей сейчас раскроются все двери … Но случилось непредвиденное: 1946-м вышло постановление ЦК ВКП (б) с унизительным разгромом творчества Ахматовой и Зощенко. Это был удар по всей творческой интеллигенции. Георгий Николаевич один из всех присутствующих на собрании ленинградского отделения Союза художников воздержался от голосования за резолюцию ЦК партии. Тогда ему припомнили разговоры о несостоятельности идей соцреализма в искусстве. Телефон замолчал, все боялись общения с опальными художниками, не бросили только самые близкие и верные друзья и родственники. В 1948 году Александра Траугота и Михаила Войцеховского (который уже был взят Трауготами на воспитание) исключили из Художественной школы  за «дурное влияние на учащихся», то есть за независимость взглядов. А все потому, что неразлучные сверстники имели смелость высказывать вслух свое мнение по любым вопросам, а по вечерам катались на велосипеде с одним колесом вокруг Александрийского столпа. Кстати, Александр Георгиевич Траугот в свои 80 лет и до сих пор легко проделывает этот цирковой трюк!

 Круг любящей и творческой семьи, несмотря ни  на что, держал на плаву, помогал пережить невзгоды. Александр и Михаил занялись скульптурой, и впоследствии, по настоянию влиятельных московских художников, познакомившихся с работами смутьянов, их восстановили в художественной школе  и выдали дипломы об окончании. Но в Академию художеств ни того ни другого так и не приняли - кто-то из преподавателей сказал: «Они мне весь курс перепортят».

    Первая большая совместная работа триумвирата Г.А.В. Траугот – большой  иллюстрированный альбом «686 забавных превращений» вышла в 1956 году. Всего художники участвовали в иллюстрировании более 200 книг: сказки Г. Х. Андерсена (переиздавались 17 раз, а общий их тираж превысил три миллиона),  «Сказки матушки Гусыни», «Волшебные сказки», «Синяя Борода» Шарля Перро, «Кубинские сказки», «Сказки Камбоджи», «Илиада» и «Одиссея» Гомера, «Наука любить» Овидия, «Золотой осел» Апулея, «Лунный свет», «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Сказки Гауфа» и многие, многие другие потрясающей красоты книги для детей и взрослых.

В конце концов, все перипетии с властью утряслись, работы было много – и скульптура, и живопись, и книжная графика, и мелкая пластика, кроме того  пришла настоящая известность. Казалось, судьба во всем пошла им навстречу. Но 28 сентября 1961 года Георгий Николаевич выехал из дома на велосипеде полюбоваться вечерним закатом и - не вернулся. Его сбил грузовик, нелепо и непоправимо. В память о своем отце, учителе и коллеге по цеху, братья Траугот все последующие иллюстрации посвящали ему, и продолжали подписывать работы аббревиатурой Г.А.В

Так делает до сих пор единственный оставшийся в живых Александр Георгиевич Траугот. Младший брат его, Валерий Георгиевич Траугот, ушел из жизни 5 октября 2009 года – невосполнимая потеря для художественного мира, учитывая еще и тот факт, что Валерий Георгиевич более сорока лет возглавлял секцию графики Союза художников Санкт-Петербурга, плотно работал с «Детгтзом», состоял в попечительских советах  многих художественных ассоциаций нашей страны, помогал молодым художникам.

На всероссийских конкурсах А. и В. Трауготы получили более 30 дипломов, 14 из них — первой степени. Выставки художников проходят: в России — ежегодно, а также в Германии, Италии, Чехии, Словакии, Польше, Японии, Франции. Работы братьев Трауготов находятся в музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Архангельска, Петрозаводска, Вологды, Иркутска, Красноярска, Рязани, Калининграда, а также за рубежом: в музее Андерсена в Оденсе, в Японии, Германии, Чехии и др., во многих частных коллекциях в Европе, США, Израиле.

Александр Георгиевич Траугот вместе с Михаилом Владимировичем Войцеховским в прошлом году справили восьмидесятилетние юбилеи. Работают они в сказочно-красивой мастерской на Петроградской стороне. Жена Александра Георгиевича – французская художница по тканям Элизабет, приезжает к нему по два-три раза в год. Периодически в Париж летает и сам Александр. Но оставаться там насовсем не хочет – так много еще незаконченного на любимом поприще – не обойтись художнику без Ленинградского Фарфорового Завода, где создает он волшебные сервизы, расписанные фигурами сказочных персонажей, и без издательства «Вита-Нова», забрасывающего Александра новыми идеями, требующими воплощения. Недавно, кстати, вышла у них совместная уникальная книга – стихи Василия Львовича Пушкина проиллюстрированные Александром Георгиевичем – более 70-и авторских работ!

Не обойтись ему без любимого города, без родной с детства Петроградской стороны, без музыки дворцов и мостов…

И нам не обойтись без вас, дорогой Александр Георгиевич! Какое счастье, что наследие вашей семьи живет в книгах, картинах, скульптуре, и еще многие поколения смогут восхищаться уникальностью ваших работ!

Эссе написано к открытию выставки "СЕМЬЯ ТРАУГОТ"  в Русском музее:

ГЕОРГИЙ ТРАУГОТ, ВЕРА ЯНОВА, АЛЕКСАНДР И ВАЛЕРИЙ ТРАУГОТ

29 августа - 15 октября 2012

Мраморный дворец

Выставка посвящена творчеству двух поколений семьи петербургских художников Трауготов: Георгия Траугота (1903–1961), его супруги Веры Яновой (1907–2004), работы которой будут впервые предложены на суд зрителей, и их сыновей – Александра (род. 1931) и Валерия (1936–2009) Трауготов. Экспозицию составят произведения живописи, графики, скульптуры и фарфора, находящиеся в собственности Александра Траугота, в настоящее время живущего и работающего в Париже.

В произведениях Георгия Траугота и Веры Яновой, работавших преимущественно в области городского пейзажа, портрета и натюрморта, нашли самобытное преломление и развитие открытия постимпрессионизма, а также отечественного и зарубежного фигуративного авангарда начала ХХ века. Александр и Валерий Трауготы, крупнейшие мастера книжной иллюстрации и книжного оформления, представлены станковыми работами – живописью, графикой, скульптурой и фарфором.

Основной концепцией, объединяющей в пространстве выставки творчество четверых очень разных художников, является тема Петербурга. Она раскрывается в исповедальной искренности и любви каждого из авторов к Городу, в пронзительных трагических интонациях, которыми отмечена интерпретация «петербургского текста» в их произведениях разных лет.



Наверх