тел. +7 (921) 963-35-40

Художник Юрий Купер.

27 Января 2009

Слободкина Ольга

Художник Юрий Купер

"В искусстве самое ценное то, что необъяснимо".

Ж.Брак

"Живопись позволяет увидеть вещи такими, какими они были однажды, когда на них глядели с любовью".

Поль Валери

Это про Купера. В том числе и про Купера. "В том числе" значит, что искусство, живопись Купера - явление необъяснимое, и, следовательно, значительное. Они, в смысле, его картины, всегда намекают на то, что тайна - рядом, то есть в душе, и когда ты смотришь на мир через сознание таинственного, непостижимого, непознаваемого, любой самый обыкновенный предмет или пейзаж преображается, становится инопланетным, причастным к Бесконечности.

В искусстве так много преходящего, мимоходящего, что когда соприкасаешься с миросозерцанием настоящего художника, потом долго не можешь отойти. Верно. Он и держит, мастер, добровольный каторжник, раб, влюбленный в свое рабство, часами с кропотливой любовью выписывающий холст, перенося на него движение своего внутреннего вещества, рождаемое метафизическим экстазом.

О значительном художнике хочется написать что-то значительное. Но куда там!

Деревья, окутанные туманом (или дымкой воображения?) отходят вдаль, не давая приблизиться, словно иконы: они то раскрываются в мириадах проявлений Духа, то схлопываются, показывая себя обыкновенными досками, - это если тебе вдруг почудилось, что ты можешь вот так, в суе, войти в них.

Какова же цена созерцания? Быть может, всей жизни, растворяющейся в душе, уходящей в Бесконечность прошлого, когда уже нет тех домов, тех предметов "шестидесятых", которые, как сказал Райнер Мария Рильке в "Дуинских элегиях", "существуют только внутри".

И какова цена мастерства? Тоже - жизни. Годами накапливаемый навык, лишь через десятилетия обретающий новое качество, новые обертоны смыслов.

Изображая конкретные предметы конкретной эпохи, Купер поднимается над конкретикой, выходит на уровень глобального обощения.

Дмитрий Краснопевцев сказал как-то, что художник всегда пишет икону, даже если его предмет - осколки кувшина или скелет рыбы. И он всегда сотворец, не Творец.

Заснеженный Большой, заснеженный Исаакий (или это на них лежит патина времени?), мистичные каналы зимней Венеции, таинственный Нью-Йорк с дымами Могэса, знакомыми по картинам 30х годов, в частности Антонины Софроновой, амбар (или сцена театра?), театральная декорация (или интерьер комнаты?), море во всей сложнейшей гамме цвета и настроений, или просто ложка, просто кисть, просто мастихин - единичные представители целого класса вещей, целой семьи предметов, и одновременно несущие на себе черты владельца - все, все погружено в тайну Бытия, в тайну мастерства, в тайну искусства. И все необъяснимо.

Юрий Купер прожил огромную жизнь - шестидесятые в Москве, затем эмиграция: Израиль, Англия, Франция, Штаты. И всегда возвращался в Россию - к корням, к друзьям, к любви, которая навсегда... Провел более 40 персональных выставок в самых престижных галереях мира. На его вернисажах - Жак Ширак с женой, Катрин Денёв, Марчелло Мастрояни... Его работы - в основных мировых художественных музеях, включая Метрополитен в Нью-Йорке, Виктории и Альберта в Лондоне, Пушкинский, Третьяковку... Проявил себя как интересный театральный художник и тончайший график, в том числе книжный. Я не поверила своим глазам, увидев его изысканные графические иллюстрации к книге (размером с крышку журнального стола) Пастернака "Сестра моя жизнь" в Музее Частных Коллекций...

О значительном пути жизни и мастера хочется написать что-то значительное. Но куда там! Поэтому - все. Точка.

лето 2004 года



Наверх