тел. +7 (921) 963-35-40

Простор для воображения. Графика Александра Андреева.

28 Сентября 2012

Простор для воображения
Графика Александра Андреева

Среди десятков книг, проиллюстрированных Александром Андреевым, есть рассказы для детей и повести для подростков, исторические романы и детективы, классическая и современная проза. Разные сюжеты, разные эпохи по-своему раскрыты и показаны художником, но всегда тактично по отношению к тексту, с высокой графической культурой и мастерством. «Иллюстрировать можно, в принципе, все, — говорит Александр Семенович, — но очень хорошо, если твой собственный темперамент совпадает с ритмом авторского текста». В галерее образов, созданных художником, выделяются запоминающиеся и узнаваемые персонажи: это мальчишки — любознательные, романтичные, иногда хулиганистые, эдакие «ребята с нашего двора». «Такими я их видел в детстве, таким, наверное, был сам. Мне казалось важным передать пронзительное ощущение открытия мира ребенком», — объясняет художник. Воспоминаниями детства пропитаны многие иллюстрации и станковые листы Андреева.

Александр Андреев родился в 1946 году в городе Рубежное на Украине, в 1966 году окончил Пензенское художественное училище им. К.А. Савицкого, а в 1973-м — графический факультет института им. И.Е. Репина в Ленинграде. Закончив Академию, художник на десять лет оставил ее стены, — иллюстрировал книги, участвовал в выставках станковой графики, ездил в творческие командировки. А в 1982 году вернулся в институт им. И.Е. Репина уже как преподаватель и с тех пор учит студентов искусству рисунка.

Первые иллюстрации к сборникам молодежной прозы художник сделал еще на старших курсах института. На рисунки Андреева сразу обратили внимание: последовали заказы на иллюстрации от московских и ленинградских издательств. «Правда, часто это были произведения не слишком высоких литературных достоинств, — с улыбкой говорит Александр Семенович, — но даже в пресной литературе с банальным сюжетом художник может показать характеры людей, передать атмосферу и самобытные черты эпохи». Впрочем, больше было все-таки по-настоящему хороших и добрых книг: «Необыкновенные приключения Карика и Вали» Яна Ларри, рассказы Зощенко, «Мэри Поппинс» Памелы Трэверс, «Факел» Уилдера Пенфилда, повести и рассказы Виктора Голявкина... Все эти книги не случайно полюбились и запомнились читателям. Знаток и ценитель классической иллюстрации, Андреев считает, что художник не должен навязывать читателю свое видение мира, а иллюстрация призвана передавать дух, настроение текста, приглашая читателя к сотворчеству. Но сегодня издатели предпочитают усредненно-техничное рисование, не оставляющее простора для воображения, и поэтому художник все реже занимается книжной графикой. В последние годы он обратился к редкой технике гравюры на дереве.

Интерес к ксилографии возник у Андреева давно — он вырос из любви к старым книгам с черно-белыми гравюрами, которые «не все рассказывали, а давали возможность фантазировать, воображать». Затем художник познакомился с творчеством Фаворского, с его философией книги. Сегодня, когда искусство гравюры оказалась во многом забыто, Андреев — один из немногих, кто продолжает традиции ксилографии. За несколько лет он создал сотни гравюр — натюрморты и пейзажи, сценки, в которых главными действующими лицами стали необычайно характерные русские мужики. Хотя большинство из них и выполнены в единой манере, они не задумывались ни как серия, ни, тем более, как иллюстрации, а возникли лишь из страстного желания работать с материалом. Однако нашелся издатель, который, увидев гравюры Андреева, сразу предложил использовать их в книге. Текстом, сопровождающим ксилографии, стали фрагменты статей из старой энциклопедии. Так в издательстве «Редкая книга из Санкт-Петербурга» появилась уникальная книга «Бестиарий», соединяющая традиционную технику гравюры на дереве и современное графическое видение мира.

Вадим Зартайский



Наверх