тел. +7 (921) 963-35-40

Статья издателя П. Суспицына для каталога выставки «Книга как искусство. Двадцатилетие издательства «Редкая книга из Санкт-Петербурга».

7 Октября 2012

КОГДА Я РЕГИСТРИРОВАЛ ИЗДАТЕЛЬСТВО «Редкая книга из Санкт-Петербурга», наш город еще назывался Ленинградом.

Книги делают человека лучше, а это одно
из основных условий и даже основная,
чуть ли не единственная цель искусства.
И. А. ГОНЧАРОВ

КОГДА Я РЕГИСТРИРОВАЛ ИЗДАТЕЛЬСТВО «Редкая книга из Санкт-Петербурга», наш город еще назывался Ленинградом. Это было два­дцать лет назад, в апреле 1991 года. Через несколько месяцев город переименовали, и пафос названия издательства слегка потускнел. Но романтическое желание возродить в Рос­сии искусство рукотворной книги, утраченное за годы советской власти, не исчезло.

Этому я обязан моему учителю, художнику Андрею Пахомову, и моей семье, в которой книга всегда почиталась как высшая ценность.

Сегодня, отмечая двадцатилетие издательства, хочется оглянуться и посмотреть, что же за это время удалось сделать.

В 1991 году вышел закон о свободе печати и слова, разрешающий открывать частные издательства, и я успешно его применил. Нашел помещение на Миллионной улице, напротив эрмитажных атлантов, и сделал в нем ремонт. Создание в издательстве атмосферы скрипториев и Гутенберговской типографии эпохи Возрождения казалось мне необходимым условием для работы над редкой книгой. Для этого я разыскал старинные ручные печатные станки и переплетное оборудование. Всё отреставрировал и наладил. Спас от переплавки шрифты для ручного набора, выкупив их у государственных типографий, которые в начале 90-х переходили на офсетную печать и гартовые шрифты отправляли в цветной лом. И вскоре у меня получился настоящий действующий музей печатного и переплетного искусства. А главное, мне удалось найти и объединить мастеров исчезающих профессий: наборщиков, печатников, переплетчиков и художников, работающих в авторских печатных техниках – литографии, офорте, меццотинто, сухой иглы, монотипии... Когда я впервые посетил музей Гутенберга в городе Майнце (Германия) в 2001 году, я был поражен, насколько точно мне удалось воссоздать у себя атмосферу типографии XV века. Моя мечта сбылась.

Если с мастерской издательстватипографии мне было все ясно, то какой должна быть наша книга, какая художественная стратегия и концепция, какой тираж — все это представлялось смутным. В ту пору о библиофильском издании, об авторской книге, какой она должна быть, как создаваться и по каким правилам, никто, кроме, может быть, нескольких ученых и библиофилов, в нашей стране не знал. Ведь государственные издательства печатали продукцию миллионными тиражами, и про веленевую бумагу, сафьян, муаровый форзац и переплет ручной работы пришлось забыть. Не говоря уже об иллюстрациях, выполненных в технике резцовой гравюры или ксилографии. Так что опереться на чей-то опыт, когда мы были в начале пути, не представлялось возможным. Развитой социализм окончательно победил пережиток буржуазии – художественную книгу. Книгу как предмет искусства.

Знания мы добывали по крупицам. Что-то привозили изза границы, что-то узнавали у тех ученых, которые как хранители древних кладов не спешили открываться. Размышляли, каким путем идти: использовать ли традиции французской авторской книги начала ХХ века (livre d'artiste) или ориентироваться на русскую книгу мирискусников? Эстетика русской футуристической книги, так почитаемой на Западе, не была изначально мне близка, хотя и оставалась связанной с французской livre d'artiste и, по сути, являлась ею в России начала

ХХ века. Кстати, сейчас такое направление у нас процветает и известно как «книга художника». Ответы на вопросы мы получали в процессе работы над книгами.

За эти годы сложились несколько принципов и правил, а вместе с ними и художественная направленность издательства, во многом совпадающая и продолжающая традиции европейских и русских библиофильских изданий конца ХIХ – начала ХХ века. Их совсем немного: тираж книг не более тридцати экземпляров (за редким исключением), нумерованных и подписанных издателем и художником; использование только высококачественных материалов – бумага ручного литья, краска, кожа, ткань (к сожалению, все это приходится покупать за рубежом); применение ручного набора для текста и печать его на ручном печатном станке или использование каллиграфии; иллюстрации должны быть только авторскими, выполненными в оригинальных техниках печати, раскрашенными вручную. И пожалуй, основное, что отличает нас от других, – это представление о книге как о едином целостном художественном предмете, в котором объединены искусство печати или каллиграфии, иллюстрации и дизайнерского книжного переплета.

Добавлю, что с большим удовольствием и интересом мы относимся также к эксперименту в искусстве книги. Два проекта хочу выделить особо. Это «Семь заклинаний, молитв и обрядовых песен из поэзии Шумера и Вавилонии» (2000) художника Владимира Цивина и «Декалог» (2006) художника Михаила Копылкова. Оба издания — яркий пример эксперимента в создании книги.

Наши книги неоднократно выставлялись. Их можно было увидеть на выставках у нас в стране: в Эрмитаже, на книжных салонах в Москве, на стенде Правительства Санкт-Петербурга в Ленэкспо. За рубежом: в Лейпциге, Франкфурте, Равенне, Стокгольме, Лондоне, Париже, Нью-Йорке.

Отношения издательства с Эрмитажем — особая веха в истории нашей деятельности. С любовью и благодарностью мы относимся к этому храму культуры и искусства, который питает нас творчески и энергетически (издательство находится в непосредственной близости к Эрмитажу). Там я впервые увидел книжные шедевры Пикассо, Миро, Матисса, Шагала, с которыми меня познакомил заведующий отделением западноевропейской гравюры Юрий Александрович Русаков. Там же я встретился с выдающимся художником Юрием Люкшиным, с ним у меня сложились теплые творческие отношения, и в издательстве появилось несколько книжных проектов с его участием.

Именно в Эрмитаж вместе с художником Андреем Пахомовым мы принесли показать наши первые книжные опыты и получили добрые напутствия и пожелания успехов от директора музея Михаила Борисовича Пиотровского.

В Государственном Эрмитаже в 1998 году с успехом прошла первая выставка книг нашего издательства «Искусство рукотворной книги». Она состоялась в одном из самых романтических залов — в фойе Эрмитажного театра. На ней мы представили результаты нашего творчества за семь лет.

Эрмитаж подарил издательству идею создания замечательного шумерского цикла из глиняных табличек «Семь заклинаний, молитв и обрядовых песен из поэзии Шумера и Вавилонии». И прекрасную выставку «Они мне сказали, а я повторяю. Слово и глина. III тысячелетие до н. э. – III тысячелетие н. э.» в 2001 году в Аполлоновом зале, где наши «книги» соседствовали с подлинными шумерскими табличками из музейного собрания.

Одна из самых редких книг издательства – «Время и место» тиражом два экземпляра – была издана с иллюстрациями главного художника Эрмитажа Виктора Павлова в авторской технике ксерографии. Иллюстрации печатались к стихотворениям ведущего научного сотрудника отдела Востока Вероники Афанасьевой. Книга была завершена к персональной выставке В. А. Павлова «Отражения» из серии «Они работали в Эрмитаже» в 2002 году.

У «Редкой книги из Санкт-Петербурга» был опыт полиграфического издания художественного альбома «Камея Гонзага», автор которого старший научный сотрудник Античного отдела Эрмитажа Олег Неверов. Он был хранителем знаменитой камеи и мечтал об издании книги о ней. А для меня эта камея является одним из любимых предметов, хранящихся в Эрмитаже. Наши желания совпали.

Сотрудник Эрмитажа к. и. н. Виктор Михайлович Файбисович, специалист по творчеству М. Ю. Лермонтова, был нашим вдохновителем и научным консультантом в работе над книгой «Герой нашего времени» с иллюстрациями художника Павла Татарникова. Макет книги был блестяще выполнен художником Евгением Большаковым. А дизайн переплета в виде офицерского мундира Нижегородского драгунского полка, в котором служил Печорин, придумал художник Михаил Копылков. «Мундир» был сшит вручную заведующим сектором экспозиционнооформительского отдела Эрмитажа, специалистом по истории пошива военного костюма Виталием Королёвым.

На выставке «Азбука Тонино Гуэрры», проходившей в 2004 году в фойе Эрмитажного театра, у меня появилась сумасшедшая мечта сделать книгу вместе с маэстро. И в 2010 году, в честь 90летия великого итальянца и уже моего друга, состоялась выставка нашей совместной книги «Мёд» с поэмой, иллюстрациями и авторской керамикой Тонино. Моя мечта в виде книги вернулась в Эрмитаж спустя семь лет.

Не помню почему, но именно в Эрмитаже у меня родилась идея издать русскую народную сказку «Царевна-лягушка». Работу над этой книгой вместе с братьями Валерием и Александром Траугот мы начали в 2003 году, а первый экземпляр книги закончили в 2012-м. Вы увидите его на выставке в Двенадцатиколонном зале.

В Государственном Эрмитаже состоялось пять выставок издательства «Редкая книга из Санкт-Петербурга». Некоторые уже были упомянуты выше. Об остальных стоит сказать отдельно. Одна из них называлась «Саги об исландцах» (2004). Необычный для издательства проект – тоже своего рода эксперимент. В работе над книгой участвовали семь художников: четыре графика, один каллиграф и два художника по металлу. Как мне удалось с этим справиться — загадка.

В 2006 году в Предцерковном зале Эрмитажа проходила выставка еще одной книги издательства – «Декалог. Десять заповедей». Идея книги появилась в 1998 году, а первый экземпляр был готов только в конце 2005 года.

Раритеты нашего издательства также участвовали в эрмитажных экспозициях шедевров его Научной библиотеки в 2002 году «Музеум книги» и «Книжная кунсткамера Эрмитажа» в 2009 году.

Надо отметить, что экземпляры всех книг издательства хранятся в собрании музейной коллекции, в отделе редких книг Научной библиотеки Эрмитажа, которая в декабре этого года отметит свое 250-летие. Пользуясь случаем, сердечно поздравляю музей и его библиотеку со знаменательным юбилеем. Для издательства особая честь представить плоды нашей работы именно в юбилейный год библиотеки.

В завершение хочу выразить сердечную благодарность Государственному Эрмитажу и лично Михаилу Борисовичу Пиотровскому за заботу и поддержку, за возможность знакомить с нашими достижениями всех, для кого эти книги созданы и для кого мы существуем уже 20 лет. Глубокая благодарность нашим меценатам и попечителям, коллекционерам и поклонникам. Благодаря вам мы живем, творим и процветаем. Надеюсь, и в дальнейшем будем радовать всех новыми шедеврами издательства «Редкая книга из Санкт-Петербурга».

Благодарю и поздравляю мастеров, художников и всех, кто принимал участие в становлении издательства и создании редких книг.

Петр СУСПИЦЫН,
издатель

Издатель выражает особую благодарность:
Константину Эрнсту, Роману Абрамовичу, Фредерику Паулсену, Магнусу Торстейнссону, Александру Бородину и Ярославу Голко за оказанное содействие и поддержку в осуществлении проектов издательства.



Наверх