тел. +7 (921) 963-35-40

"Эта новая редкая книга". Илья Фоняков

18 Ноября 1998

№44 (58), 18-24 ноября 1998
"Новости Петербурга".

Тяжелый кожаный переплет, накладной стилизованный керамический профиль на нем. На титульном листе - издательская марка: "Редкая книга из Санкт-Петербурга". Это едва ли не единственные русские слова в книге. Ибо текст трагедии Софокла "Антигона" переписан от руки по-древнегречески, на страницах как бы воспроизводятся чудом сохранившиеся фрагменты древних пергаментов. Именно такой сотворили эту книгу художники Сергей Швембергер и Михаил Копылков.

- А какой же тираж? - спрашиваю я.

- Двадцать пять экземпляров, - отвечает Петр Суспицын, основатель и руководитель издательства, собиравшийся стать моряком, потом художником, он, отчасти неожиданно для самого себя, увлекся искусством книгопечатания. Именно искусством, а не массовым производством книг.

Печатный станок первой трети прошлого столетия из германского города Цвайбрюккена. Литографский станок фирмы "Краузе", отыскавшийся в мастерской питерского художника Владимира Соколова. Прессы знаменитого петербургского завода "Сан-Галли". Все это - в прекрасном состоянии, сверкает золотыми фирменными марками. И, главное, все это работает. На стенах, в специальных шкафчиках - шрифты для ручного набора. Сусепицын собирал их по старым типографиям: Академической, Четвертой. Звучат полузабытые слова: шпации, верстатка, спускальные доски, "пальмира"...

Издательство Суспицына существует семь лет. За это время увидели свет семнадцать книг. В числе последних - альбом "Дон-Кихот" (художник - Илья Богдеско, тираж - 15 экземпляров), "Бестиарий", проще говоря, "Зверинец" (художник - Александр Андреев, тираж - 15 экземпляров).

- Последние две книги, - уточняет Петр Суспицын, - выпущены под иной издательской маркой: "Живое Слово" - она более соответствует литературе духовного содержания. Вообще-то, иные наши книги не столько, может быть, для чтения - многие ли смогут читать ту же "Антигону" по-древнегречески? - сколько для любования, для наслаждения самой книжной фактурой как явлением искусства, как картиной или скульптурой, - продолжает Суспицын. Мы ведь и бумагу используем не какую-нибудь, а особую, ручной выделки.

- Но тогда, позвольте спросить, кому же все-таки адресованы ваши тиражи? Ведь себестоимость, а значит, и цена ваших книг, я полагаю, - немалая. Покупают ли их? И кто?

- Покупают, - говорит Петр Геннадиевич. - Хотя и не так много. У тех, кто знает толк в книжной культуре, денег, как правило, нет. Те, у кого они есть, обычно предпочитают коллекционировать другие предметы. Автомобили, например. Но свой успех. Недавно у пас побывал знаменитый итальянский писатель Умберто Эко. Он высоко оценил наши издания. Сказал: "Для того, чтобы издаться у вас, я должен написать нечто особенное!"

Так что же такое издательская деятельность Петра Суспицына? Дорогостоящее чудачество или большое культурное начинание? Ответ на это может быть такой: в октябре в Эрмитаже открылась выставка его изданий, которая так и называется: "Искусство рукотворной книги". А Эрмитаж свою марку всегда держит высоко. И не всякого пускает под свои престижные своды.



Наверх