тел. +7 (921) 963-35-40

"Книгоиздание вновь стало искусством". Максим Котин

13 Августа 2001

№31 (145), 13-19 августа 2001
"Деловая панорама".

От обычной книги livre d'artist (книга художника - фр.) отличает, прежде всего то, что она создается ручным трудом. Все остальное - следствия. Следствие первое: маленький тираж. От одного экземпляра. Тридцать - уже очень много... Следствие второе - высокое качество исполнения. Книга художника - это вид искусства, вроде скульптуры, живописи, графики. В ней важно все: от обложки до гарнитуры шрифта. Когда берешь такую книгу в руки, хочется задержать дыхание... Следствие третье - цена. В зависимости от качества, от затраченного на создание книги времени, а также от известности художника livre d'artist может стоить от 100 до нескольких тысяч долларов.

Про буржуев и людей

Родина книги художника - Франция. В России она появилась на рубеже 19 и 20 веков. Вместе с футуристами. Известный гражданин в желтой рубашке также прича-стен к этому делу. Существует даже такой страшный термин - футуристическая книга. Здесь можно выучить два имени - Наталия Гончарова и Михаил Ларионов. Они - главные люди футуристического книжного движения. Любопытно, что рукотворная книга в их исполнении - прежде всего протест против буржуазной эстетики, этакое искусное хулиганство.

Еще более любопытно, что почти в одно время в России параллельно возникло другое направление рукотворной книги -в среде художников "Мира искусства" (Бакст, Бенуа, Сомов и другие). Их книга была респектабельной, консервативной, дорогой. То есть почти буржуазной. И то и другое направления прекратили существование после победы "красных" над "белыми". Советское правительство монополизировало печать, справедливо рассудив, что информация - главный источник власти.

Принтер, масло и мастерство

Семидесятилетний перерыв, как это ни странно, фатального воздействия на русскую livre d'artist не оказал. И хоть сейчас этим видом искусства занимаются немногие отечественные художники, некоторые из них весьма преуспели. А петербургский художник Михаил Карасик даже сумел выйти со своими работами на европейский рынок.

"Рынок искусства в нашей стране очень слабо развит, а отечественные музеи покупать книги не в состоянии, - говорит Михаил Карасик. - Я продаю свои книги на Западе, постоянно участвую в западных художественных салонах. Меня livre d'artist привлекает тем, что она абсолютно универсальна. При ее создании можно использовать все что угодно, начиная от принтерной печати и заканчивая масляными красками".
Современные индивидуальные создатели книги художника, как правило, черпают вдохновение в трудах предшественников-футуристов, для которых эпатаж был, мягко говоря, важнее респектабельности.

Привет Гуттенбергу

Однако не умерли и традиции "Мира искусства". В нашем городе работает уникальное, единственное в России издательство, специализирующееся на выпуске библиофильских книг - "Редкая книга из Санкт-Петербурга". Качество изданий весьма высоко, ценовые пределы - от одной до восьми тысяч долларов. При этом специалисты говорят, что подобных элитарных издательств даже в Европе очень немного.
Предприятие организовано Петром Суспицыным в 1990 году. В него вложены все деньги, полученные от ударного кооперативного труда (до этого предприниматель занимался весьма разнообразной деятельностью - производством товаров народного потребления, экспортом металлов и древесины, а также импортом парфюмерии). Теперь издательство - дело жизни.
"У меня шесть технических работников и больше десяти художников, с которыми я сотрудничаю, - говорит Петр Суспицын. - Все они - люди очень высокой квалификации. К примеру, в стране сейчас только три переплетчика высшей категории. Двое из них работают у меня."

Издатель на свои деньги купил старую типографскую технику. Немецкий печатный станок начала 19 века пришлось доставлять из Москвы - там его хотели выкинуть. Весь производственный проецсс идет почти по гуттенберговской технологии - используется высокий набор. Создание рукотворной книги - дело трудоемкое, и в среднем на это уходит года два-три. За десять лет выпущено лишь 20 наименований. Зато каких!

Кому это надо

Однако с продажами все не так хорошо. "Для меня важнее всего было наладить производство, - замечает Петр Суспицын. - К сожалению, продажи - это самое тяжелое".
Естественно, круг покупателей столь дорогих изданий весьма ограничен. Просто в силу того, что по-настоящему богатых людей в нашей стране не так много, как кажется после просмотра телевизора. А таких, которые могли бы прочитать Шекспира в оригинале, среди них - единицы. Но дело живет. И этим Петербург может гордиться, ведь многие книги издательства Суспицына все-таки остаются в стране.



Наверх