тел. +7 (921) 963-35-40

"Редкая книга из Санкт-Петербурга". Ирина Мамонова.

3 Апреля 2002

Март-апрель 2002
Art & Times.

Четыре года назад посетители Эрмитажа увидели уникальную выставку - в витринах красовались книги с переплетами из кожи, керамики, дерева, камня, с иллюстрациями в самых разнообразных графических техниках - от ксилографии и сухой иглы до карандашного рисунка и акварели. Вручную изготовленная дорогая бумага, ручной набор, в некоторых книгах - каллиграфически написанный текст. Максимальное число экземпляров каждого издания едва доходило до 25 штук (чаще 7-10), минимальное - один-единственный... Абсолютное отсутствие прагматичности и элитарность подхода к книгоизданию. Самое Же замечатепьное было в том, что экспонаты, органично смотревшиеся в интерьере знаменитого храма искусств, оказались вовсе не древними музейными раритетами, а произведениями наших современников. Так через 7 лет существования заявипо о себе удивительное издательство "Редкая книга из Санкт-Петербурга" - феномен, по сей день не имеющий аналогов ни в России, ни во всем мире.

Издатель Петр Суспицын, рассказывая о своем любимом детище, вспоминает посещение музея-мастерской Иоганна Гутенберга в Майнце - чувство было такое, словно оказался в своем собственном петербургском издательстве: похожие станки, валики, шрифты. Однако, "Редкая книга из Санкт-Петербурга" - не музей и не декорация. Здесь не пытаются реставрировать или законсервировать время прошедшее. Опыт прошлого приобретает новое качество, подчиняясь новым задачам, новым возможностям. Уже трудно представить, что печатные станки добывались то на свалке, то из стархы издательств, где порой уже и забыли их назначение. Самый старый из них - почти 200-летний ветерансвидетель пушкинской эпохи. А здесь на нем печатают почти все книги. Литографский станок начала ХХ века, станок для тиснения и золочения того же времени; спасенные от переплавки старые шрифты из типорафий, переходивших на офсетную печать... все живет, все исправно, отлажено и работает.

Логотип издательства, созданный художником Андреем Пахомовым - петушок на классической ионической капители - символизирует возрождение. Возрождение Книги с большой буквы. Книги как явления древней культуры, выпестовавшего культуру нового и новейшего времени. Издательство "Редкая книга" напоминает средневековый скрпипторий - монастырскую мастерскую для переписывания и иллюстрирования кодексов, где работа над изданием носила характер священнодействия.

Сам факт прикосновения к такой книге, не говоря уже о рассматривании и чтении, становится ритуалом. "Редкую книгу" не возьмешь с собой в транспорт, не пролистаешь между делом - некоторые фолианты высотой около полуметра, а о тяжести мраморного "переплета" для "CARMINA" Горация можно только догадываться. Культура издания предопределяет и культуру восприятия читателя.

Команда Суспицына сповно возвращает Книге ту монументальность и то глобапьное, культовое значение, которое она когда-то переняла у архитектуры.
Гораций, Вергилий, Сапфо, Анакреонт, Платон, Филодем, Пиндар, Сервантес, Шекспир, Пушкин - "Редкая книга" принципиально, за некоторым исключением, обращается к изданию древних авторов, классических произведений. Особую группу образует духовная литература, в частности, тексты Священного Писания - "Книга Экклезиаста", "Псалмы Давида", их вынесли в отдельное производство - "Живое слово".
К каждому изданию - свой подход, соответствующий индивидуальности произведения и художника, в данном спучае он не оформитепь, а соавтор.
Для "Псалмов Давида" с офортами Павла Татарникова мастерами-краснодеревщиками был создан переплет из шпона ценных пород дерева (на каждом из девяти экземпляров дерево разное). Сложный профиль переплета образован ковчегом-углублением. В центре - серебряная пластина: медальон, изобраающий библейского царя. Сквозь эти роскошные символические врата - вход в книгу, путь к священному тексту. Каждая иппюстрация, раскрашенная от руки (в силу специфики техники офорта), тоже "покоится" в своеобразном ковчеге-угпублении рыхлой офортной бумаги... Именно такая - рукотворная - Книга и способна возродить в полной мере вкус к книге и чтению вообще.

В "Сонетах" Шекспира Сергея Швембергера - торцовая черно-белая ксилография в иллюстрациях и кожаный пepeплem с объемной латунной шрифтовой композицией.
В "Бестиарии" Александра Андреева - бело-золотой шрифт, каллиграфически написанный от руки и продольная ксилография на китайской бумаге в иллюстрациях; "Сапфо" Андрея Пахомова (тот самый один-единственный экземпляр!) - текст от руки и карандашный рисунок. Уникальность издания в этом прикосновении к живой, неповторимой линии, сохранившей следы незначительных авторских поправок и уточнений. Среди самых впечатляющих изданий - "Антигона" на древнегреческом языке, с ксилографиями Сергея Швембергера и керамическим, в стиле краснофигурной вазописи, переплетом Михаила Копылкова.
Наконец, грандиозный по замыслу проект, над которым мастерская работает сейчас - Десять заповедей на иврите и основных европейских языках. Кожаные "скрижали"-обложки, керамические пластины с надписями, бумага ручного литья - порой почти не верится, что такое возможно в двадцать первом веке.

Каждая изданная Книга - не только произведение искусства в смыспе художественного и технического совершенства исполнения. Зритель на выставке или коллекционер, приобретающий подобное издание, оказывается участником диалога с исторической эпохой в целом, автором конкретного произведения, современным художником, мастерами, изготовлявшими бумагу, детали переплета, набиравшими текст. При чтении подобного издания можно пережить целый комплекс новых ощущений на всех уровнях восприятия - осязание книги, как драгоценного предмета искусства, запахи кожи, дерева, металла, бумаги и красок, и, наконец, созерцание каждой детали и организма книги в целом.

Общение с Книгой - процесс духовного самососредоточения, требующий времени и определенной культурной подготовки. В наше время, когда привычнее услышать не "прочел книгу", а "скачал информацию" - это источник иного уровня и качества, нежели то, что добывается путем нажатия компьютерной кнопки.

Редкая или библиофильская книга - предмет аристократичный и престижный. Она передается по наследству, ею гордятся потомки. Среди коллекционеров продукции "Редкой книги" - библиотека Государственного Эрмитажа, Российская национальная библиотека, частные заказчики в России и за рубежом. Новое отношение к книге и культуре книгоиздания возрождает и тип коллекционера - библиофила.



Наверх