тел. +7 (921) 963-35-40

"Скальды, конунги, викинги-берсерки". Нина Лаврова.

1 Октября 2004

№10 (206) / Октябрь 2004
МИР МУЗЕЯ

Ученые утверждают, что жители Исландии с детства знают наизусть свои национальные саги, особенно так называемые саги родовые. Сложная образная семантика языческого и раннесредневекового эпоса удивительным и в то же время естественным образом уживается в мышлении своременного цивилизационного европейца. И это - яркое свидетельство своеобразия исландского нордического менталитета. В России образ скандинавского викинга-язычника в всей его первозданно-богатырской силе был явлен Н.А. Римским-Корсаковым в опере «Садко». Кого из нас, тоже с детства, не завораживала его гениальная музыка - тяжкий грохот волн морского прибоя, под мощный ритм которого звучат слова: «От скал тех каменных у нас, варягов, кости, от той воды морской в нас кровь - руда пошла, а мысли тайны - от туманов...». Думается, не случайно именно в воображении петербургского композитора возник этот эпический, достойный саги образ. В Северной Пальмире, подобной некоему магниту-локатору, всегда чутко улавливались таинственные проявления духовных импульсов, исходивших с европейского Севера. Недаром в петербургской среде с конца XIX века и поныне широко бытует культурологическое понятие «северный модерн». В нем сконцентрировалось все многообразие связей интеллигенции Петербурга - поэтов, художников, музыкантов, архитекторов с представителями творческой элиты скандинавских стран.

Выставка одной книги - «Саги об исландцах» - в Эрмитаже идет в русле этой чисто петербургской традиции. Проект своеобразной, по-своему уникальной экспозиции разрабатывался музеем совместно с издательством «Редкая книга из Санкт-Петербурга» при финансовой поддержке известного российского предпринимателя Р.А. Абрамовича, который, собственно, и предложил тему издания. Научные консультации Б.С. Жарова - заведующего кафедрой скандинавской филологии, профессора Санкт-Петербургского университета - обеспечили высокий уровень компетентности в использовании такого сложного литературного памятника, как исландские саги.

Центральный экспонат выставки - книга «Саги об исланд¬цах» - от переплета до последней колонцифры - создавалась как раритетное рукотворное издание (предполагаемый тираж 10 экземпляров).

Замысел и общее колористическое решение переплета были разработаны самим издателем П.Г. Суспицыным. Дизайн предполагает возникновение у зрителя-читателя цепочки ассоциаций с природным окружением Исландии, островом, где саги появились. П.Г. Суспицын сам отбирал переплетные материалы: серебристо-желтоватую переливающуюся на свету, как холодные волны северных морей, тюленью шкурку с темными пятнышками «островов». Лицевую сторону, спинку и корешок скрепляет элегантная черная телячья кожа выделки итальянских кожевников. На редкость удачно отобраны ювелирные детали переплета: рамка литого серебра, подцвеченного медно-золотым сплавом, выполнена по мотивам средневекового исландского орнамента и выложена по периметру кусочками горного хрусталя. Иногда эти камни-льдинки мягко светятся, а порой играют всеми своими гранями (художники-исполнители Павел Екушев и Виктор Никольский). Интересной находкой стало «замковое» завершение верхней части обрамления: из пасти зубастой личины мифического зверя «свешивается» на тюленью шкурку, олицетворяющую море, уплощенно-картографическое изображение острова Исландия.

Оно искусно отлито из серебра и тщательно прочеканено по всей поверхности и береговой линии. Остроумна компоновка деталей корешка: серебряное извивающееся тело морского змея Мидгарда словно таится, проползая под решеткой букв, составляющих название книги.

Надо сказать, что использование драгоценных металлов и полудрагоценных камней - не просто дань роскошному «подносному» характеру издания. Тут уместно вспомнить, что уже в X-XI веках, когда эпос создавался, исландцы высоко ценили мастерство своих ювелиров-серебряников и златокузнецов. По-видимому, не случайно песнь, которой начинается сборник исландских героических сказаний «Старшая Эдда», целиком посвящена Вёлунду. Он назван автором «искуснейшим человеком из всех людей», в жилище его «на лыке кольца подвешены, и было семьсот их», созданных этим воином-ювелиром. Сказитель описывает, как работал Вёлунд: «...в Утьвдалире сидя, каменья вправлять стал в красное золото, кольца, как змеи, искусно сплетал он».



Наверх