тел. +7 (921) 963-35-40

"Совсем ручные". Гертруда Голикова, фото Игоря Ларина.

1 Августа 2004

№31 / 30 августа 2004
ПРОФИЛЬ

За ободранной дверью на Миллионной улице в Санкт-Петербурге - старинные печатные станки и резательные машины. Издательство "Редкая книга" выпускает сделанные вручную книги - самые дорогие в мире. За последнюю из них, "Саги об исландцах", Роман Абрамович не пожалел 35 тысяч долларов.

А чтобы это случилось, Петр Суспицын однажды продал все, что имел. До того, как стать книгоиздателем, владелец "Редкой книги", как он сам говорит, "зарабатывал на экспортно-импортных операциях": вывозил за границу дерево и металл, ввозил продукты питания и парфюмерию. Однако хотелось чего-то другого: искусства в жизни, например.
Озарение пришло неожиданно. Зашел к своему старому знакомому, художнику Андрею Пахомову, и увидел переплет его литографий. Альбом литографских рисунков, никакого текста. Вот оно! Ручная бумага, ручной набор, вручую сделанный переплет! Эта пахомовская книга и положила начало издательству Суспицына. Ее тираж составил всего двенадцать экземпляров, причем со второго по двенадцатый делали уже мастера издательства.

Материалы, из которых изготавливаются суспицынские раритеты, всегда особенные. Если это традиционная кожа, то привозится из Франции. Теперь, правда, заказывают в Москве кожу нужного размера, цвета и фактуры. Но бумагу, краску и почти все остальные материалы привозят из-за границы. Бумагу ручной формовки покупают у фирм, которые уже столетия варят ее так же, как это делали в XV-XVII веках. Чистый хлопок, только для цвета добавляется свой колер. После просеивания сырья на сите бумага уже изначально получается с неровными краями. Потом ее обрезают, потом «торшанируют» — обрабатывают специальным молоточком, чтобы был неровный край.

Новый "Дон Кихот"

Однако можно и без бумаги. Художник Владимир Цивин, например, сделал «Шумерскую поэзию» целиком из керамики — терракоты с включением солей металлов. В ней нет ни кусочка бумаги, ни кусочка дерева, ни кусочка кожи. Это семь керамических объектов (формой напоминающих фрагменты человеческого тела), в «спины» которых врезаны древние шумерские и вавилонские поэтические тексты. Из керамики и «Десять заповедей». В десять кожаных страниц вмонтированы вставки из костяного фарфора, имитирующие мацу. На каждой на иврите написано по одной заповеди. А между керамическими страницами на нескольких листах бумаги напечатают текст каждой заповеди на семи языках. Кстати, бумагу для «Десяти заповедей» отливали сами. Художник Андрей Лурье, учившийся производству бумаги в Финляндии, взял остатки французской бумаги, добавил в нее пакли, перемолол все, процедил жидкую массу через мелкое сито и высушил на стекле в своей мастерской.

Листы «Кармины» Горация вложены в саркофаг из каррарского мрамора. Пушкинскую «Сказку о рыбаке и рыбке» выполнили в египетском стиле — художник издательства вычитал в «Науке и жизни», что это древнеегипетская сказка. Для обложки взяли папирус, для переплета — кожу налима.

Иногда идея оформления требует, чтобы текст тоже выглядел нестандартно. Тогда каллиграфы издательства переписывают всю книгу от руки. Ошибка? Переписывают снова. На той же дорогой бумаге. «Раз мы замахнулись на дело, цена которому жизнь и вечность, не жалко ни материалов, ни времени», — говорит Петр Суспицын. Дольше всего переписывали «Дон Кихота» Сервантеса. Выпустили пять экземпляров на английском языке, пять — на испанском и пять — на русском.

Даже чернила подбираются особенные. В «Сагах об исландцах», например, каллиграфия Юрия Ноздрина, который вручную писал книгу, — раннего петровского времени. А тогда, в XVII веке, были популярны орешковые чернила, настаивавшиеся на гвоздях, на ореховой скорлупе. Получалась красивая охра, которая со временем не тускнела. В издательстве добились такого цвета, смешивая различные готовые чернила.

Абрамович купил книгу

А в «Сагах об исландцах» — почти весь возможный набор редких техник и материалов: кожа, тюленья шкура, серебро, медно-золотой сплав, горный хрусталь. Эта книга — гордость Суспицына. Очень деликатная работа получилась. Идея издания принадлежит Роману Абрамовичу. «Может быть, есть какая-то идея насчет книги?» — спросил Суспицын, повстречавшись с Абрамовичем. И услышал: «Было бы интересно с исландскими сагами поработать». Суспицын удивился: исландские саги, «в общем-то, рафинированная литература». Сначала была сумасшедшая идея использовать для переплета кожу кита. Суспицын нашел в Норвегии китобойный промысел, связался с китобойшиками, но те сказали, что китовой кожи у них нет. Потом ученые в Зоологическом музее объяснили: 15-сантиметровый роговой слой — из нее можно только танк сделать. Остановились на коже тюленя.

Книгу сделали всего за девять месяцев. Изготовлено только три экземпляра. Остальные семь ждут своей очереди. А над некоторыми книгами работают годами. Над «Десятью заповедями» бьются уже три года, с 2002-го делают «Слово о полку Игореве», и пока ни одного экземпляра нет. Здесь не гонятся за большими тиражами, издают от одного до двадцати пяти экземпляров. Одним экземпляром выпустили Сафо — вручную нарисованную и написанную.

Книги издательства частенько выставляются в Эрмитаже, уходят в другие музеи, в частные коллекции. Несколько было в коллекции академика Лихачева. А одним из крупнейших коллекционеров стал Константин Эрнст. У него есть все, что когда-либо вышло из рук мастеров «Редкой книги». Видимо, в благодарность на Первом канале уже показали два сюжета о питерском книгоиздателе.



Наверх