тел. +7 (921) 963-35-40

"Пушкин в рыбьем переплете". Лариса Зорина.

1 Мая 2005

№3 (13) / Июль 2005
TALEON. Клубный журнал.

Издательство "Редкая книга из Санкт-Петербурга" возникло 14 лет назад наперекор всяким смыслам - и здравому, и коммерческому. После романтических поисков собственного пути (окончив мореходное училище по специальности инженер-механик, он стал готовиться к поступлению в Академию Художеств) Петр вместе со многими сверстниками полной грудью вдохнул ветер перемен и, как говорится, на всех парусах устремился в бурное море коммерции. Дело шло успешно, доходы росли, но душа просила другого.

"В один из зимних вечеров 1991 года я зашел в мастерскую к своему другу, художнику Андрею Пахомову. Он показал только что сделанный альбом с его литографиями в изумительно красивом кожаном переплете. Этот альбом и натолкнул меня на мысль организовать собственное издательство и заняться созданием уникальных книг", - вспоминает Петр. Чтобы воплотить свою идею в жизнь, он продал свою долю в коммерческом предприятии.

Библиофильская книга - это совершенно специфический вид издательской деятельности, она создается художником, как произведение искусства, от начала и до конца вручную - от переплета до изготовления, например, специального шрифта и высокохудожественных иллюстраций. Для чтения такие издания предназначены в последнюю очередь: их место в витринах музеев, национальных библиотек или собрании библиофила — человека, который, согласно определению энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, "одержим страстью собирать книги без надлежащего их использования".

"Тонко подмечено, — улыбается Петр. - Конечно, за десятки лет наши эстетические вкусы и ценности были настолько нивелированы, что трудно даже представить, что может вновь возникнуть круг ценителей-библиофилов или любителей рукотворных книг. Но я ни о чем таком не задумывался, а просто следовал своему призванию, как ни высокопарно это звучит. И очень рад, что обрел дело, в котором соединились и мои организаторские способности, и художественные пристрастия".

Самыми сложными на этапе становления оказались поиски старинного типографского оборудования, без которого невозможно было осуществить задуманное. Первым появился позолотный пресс, который можно было использовать и для печати ксилографий - гравюр на дереве. Печатный станок XIX века "скучал" в одной из московских типографий в ожидании момента, когда его отправят на свалку. Старинное литографское оборудование переместилось на Милионную из мастерской художника, который специализировался на портретах советских вождей и, будучи "благонадежным", мог иметь множительную технику в частном пользовании. Папшер, инструмент для резки бумаги, неожиданно отыскался во Дворце пионеров. На нем резали листовое железо и никоим образом не желали с ним расставаться. После долгих переговоров состоялся обмен антикварного типографского агрегата на современный станок для резки металла. На отреставрированном папшере теперь можно резать даже папиросную бумагу.

Отсталость советской типографской базы сыграла на руку издательству еще в одном: Петр Суспицын успел собрать уникальную кассу металлических шрифтов для ручного набора текстов на разных языках. Это предмет его особой гордости и одновременно беспокойства: "Сейчас в России больше не существует шрифтолитейных заводов. Когда типографии переходили на компьютерный набор, шрифты отправляли на переплавку. Те шрифты, что сохранились, стареют, стираются, и через 15-20 лет пополнить кассу наборщика будет нечем. Специальные краски, переплетную кожу и хорошую бумагу ручного производства приходится покупать за границей. Увы, в России такие материалы не делают. А поскольку и традиции редкой книги, к сожалению, оказались почти полностью утрачены, перед нами встали каверзные вопросы: как должна выглядеть наша книга, какой тираж будет оптимальным, какова будет эстетическая направленность издательства? Порой предлагались весьма смелые "архитектурные" решения: например, книга в виде раскладывающегося куба или в форме замысловатой пирамиды. Были попытки представить будущие книги как художественный эксперимент и издавать их в единственном экземпляре. Мы размышляли об этом постоянно и на многое находили ответы в процессе работы".

Библиофильская книга предполагает крайне малый тираж - максимум 25 экземпляров. Это книга с оригинальными авторскими иллюстрациями. Каждый экземпляр переплетается индвидуально. Цены соответствующие - до 15 тысяч долларов.
Издания "Редкой книги из Санкт-Петербурга" хранятся в Британском музее, в Кабинете гравюр в Берлине, в Баварской национальной библиотеке, в Эрмитаже. Самым дорогим проектом стала керамическая книга "Семь заклинаний, молитв и обрядовых песен из поэзии Шумера и Вавилонии". Древние тексты в русском переводе напечатаны шрифтом, стилизующим клинопись, прямо на глине. "Сонеты" Шекспира вышли с 38 гравюрами на дереве и напечатаны на английском языке в орфографии шекспировского времени. Для "Антигоны" Софокла художник Сергей Швембергер создал специальную греческую гарнитуру шрифта. Оды Горация были изданы на латыни. Их отдельные листы лежат в саркофаге из каррарского мрамора: традиция не сшивать книги появилась в начале XX века во Франции, такие книги хранятся в папках и называются livre d'artist.

Петр утверждает, что в искусстве малотиражной книги нет вещей неважных: "После многих лет напряженной работы и размышлений я понял, что редкая книга — это книга книг. В ней все должно быть совершенно. Работу над ней я вижу как ритуал, как таинство почитания давних традиций. И тогда каждая книга становится живым образом, раскрывающим смысл того, что устремляет нас к пониманию истины, что радует нас и делает лучше".

Работа над подобными книгами иногда длится годы. Поскольку издания делаются не на заказ, главная цель издателя и художника - совершенный результат. Издатель выбирает в основном тексты, прошедшие проверку временем: "Сонеты" Шекспира, стихотворения Анакреонта, оды Пиндара, фрагменты "Дон-Кихота" Сервантеса. А потом наступает время созидания.

"Собственные духовные поиски привели меня к необходимости открыть новое издательство "Живое слово", ориентированое на литературу исключительно духовного содержания. Мы мечтаем выпустить значительным тиражом Священное Писание в изысканном художественном оформлении, продолжает Петр. - И всего несколько недель назад на свет появился первый экземпляр книги "Десять заповедей Моисея".

Древнееврейский оригинал текста вытиснен на пластинах из толстой кожи, с рифленой поверхностью, фактурой, напоминающей мацу. Кожаные страницы проложены тончайшими бумажными листами ручного отлива, на которых заповеди отпечатаны на семи европейских языках.

Продолжается трудоемкая работа над пушкинской "Сказкой о рыбаке и рыбке". Поскольку в литературоведении есть версия, что этот сюжет пришел к нам с берегов Нила, для книги разработан переплет из египетского папируса и рыбьей кожи.
Идет разработка макета "Слова о полку Игореве", в воздухе уже носятся сумасшедшие идеи о том, как должна выглядеть книга Лермонтова "Герой нашего времени".



Наверх