тел. +7 (921) 963-35-40

"Страницы глиняной книги". Илья Фоняков

1 Апреля 2001

"Страницы глиняной книги". Илья Фоняков

Ни бумаги, ни переплета - и тем не менее это книга. У нее есть тираж - правда, всего семь экземпляров. И самое главное, есть содержание - строки, которые можно прочесть: "Заговор, чтобы успокоить младенца. Обряд таков: ты положишь в головах младенца хлеб, трижды прочтешь этот заговор, проведешь от головы до ног и бросишь этот хлеб собаке. Оный младенец утихнет..."

Трудно сказать, насколько действенным окажется подобный способ сегодня. Но именно так успокаивали младенцев жители древней Месопотамии. Потому что и тысячу, и две, и три тысячи лет назад малые дети нередко плакали и не хотели спать.
И точно так же, как сегодня, входила в человеческие сердца страсть, и влюбленная женщина призывала своего избранника:

Муж, моим сердцем любимый,
Хороша твоя краса и сладостна, как мед.
Лев, моим сердцем любимый,
Хороша твоя краса и сладостна, как мед.
Муж, дай окажу тебе я ласку...

Этот гимн любви приписывается некоей Кубатум - наложнице одного из шумерских царей, правившего в 2038-2030 годах до нашей эры, может быть, первой в истории поэтессе, известной нам по имени. Существует, впрочем, мнение, что речь здесь не просто о любви, но о священном символическом браке между царем и верховной жрицей, о магическом обряде, призванном обеспечить плодородие полей в текущем году.

Мы читаем эти строки на глиняной пластине - той самой, по которой были сделаны таблички, составившие знаменитую библиотеку царя Ашшурбанипала. То есть, конечно, не совсем по той же самой: в нашем случае табличке предшествовал самый настоящий металлический ручной набор, переведенный затем в гипс и, наконец, - в глину. Создание семистраничной глиняной "книги" - еще одна акция издательства "Редкая книга из Санкт-Петербурга", созданного в нашем городе несколько лет назад. Его основатель и бессменный руководитель - Петр Суспицын. Увлекшись книжным искусством, он изначально сделал ставку на создание раритетов. В активе его издательства - "Дон-Кихот" Сервантеса (художник Илья Богдеско, тираж 15 экземпляров), "Бестиарий" художника Александра Андреева (также 15 экземпляров), "Псалмы Давида" (уудсжник Павел Татарников, 9 экземпляров), "Экклезиаст" (художник Юрий Люкшин, 25 экземпляров) и другие произведения. В помещении издательства, в цокольном этаже старинного петербургского дома, можно увидеть работающие образцы старинной полиграфической техники: печатный станок первой трети XIX века из немецкого города Цвайбрюккен, литографский станок фирмы Краузе, прессы знаменитого петербургского завода Сан-Галли. В шкафчиках - шрифты, сохранившиеся в старейших типографиях города. Для производства книг используется специальная бумага ручной выделки, редкие материалы. Применялась уже и керамика - например, в виде накладок на кожаном переплете "Антигоны" Софокла (художники Сергей Швембергер и Михаил Копылков, тираж 25 экземпляров).

А своей идеей "глиняного" издания древней шумерско-аккадской поэзии (в русских переводах известных специалистов В. Шилейко, И. Дьяконова, И. Клочкова и других) Суспицын заинтересовал замечательного петербургского скульптора-керамиста Владимира Цивина. "Меня действительно увлекла эта работа, - рассказывает художник. - Вчитывался в тексты, изучал материалы в музеях России и зарубежья, вникал в технологию. Своеобразным источником вдохновения была свершающаяся смена тысячелетий. Ведь если христианскую цивилизацию сравнить с кроной дерева, то Ветхий Завет - это корни, а шумерско-аккадская культура - сама земля, эти корни питавшая. И глина, которая, в сущности, и есть земля, очень уместна и органична здесь в качестве материала. Увлекательными были и чисто художественные задачи: как перенести текст на табличку, как расположить его, чтобы он был живым, чтобы он "дышал", сохраняя в то же время характерную для клинописи плотность...".

Ныне с уверенностью можно сказать: задача решена успешно - как с художественной, так и с технической стороны. И только один вопрос возникает: а какая жизнь суждена в дальнейшем столь необычной книге? Ведь она, кроме всего прочего, и дорога чрезвычайно (как, заметим, и все другие издания "Редкой книги"). Издатель и художник отвечают: место такому изданию - прежде всего, конечно, в музее, в зале крупной библиотеки, на полке с соответствующей (что немаловажно) подсветкой. А вообще интерес к изданиям "Редкой книги" велик. Как в России, так и за рубежом. Дважды продукция издательства демонстрировалась в Эрмитаже. Что лишний раз доказывает: издания эти - не дорогостоящая причуда, а серьезная культурная акция, преумножающая славу нашего города в преддверии его трехсотлетия - еще одной знаменательной даты в календаре.



Наверх