тел. +7 (921) 963-35-40

Статья об Издательстве «Редкая книга из Санкт-Петербурга» - «Книга как искусство: созданные для созерцания» на Портале ЛибИнформ.

27 Октября 2015

«С развитием электронных технологий необходимость в печатной книге как носителе информации исчезает. И все же бумажные издания обладают свойствами, которые не может заменить цифровой формат. Библиофилы знают: перелистывать страницы — особое удовольствие. Кажется удивительным, но XXI век возрождает старинные технологии книгоиздания: ручной набор текста, ксилографию и драгоценные переплеты, которые превращают печатную книгу в объект искусства».

Читать статью на Портале ЛибИнформ:

http://libinform.ru/read/articles/Kniga-kak-iskusstvo-sozdannye-dlya-sozertcaniya/

Книга как искусство: созданные для созерцания.

Книги вручную создаются на старинных печатных и переплетных станках

С развитием электронных технологий необходимость в печатной книге как носителе информации исчезает. И все же бумажные издания обладают свойствами, которые не может заменить цифровой формат. Библиофилы знают: перелистывать страницы — особое удовольствие. Кажется удивительным, но XXI век возрождает старинные технологии книгоиздания: ручной набор текста, ксилографию и драгоценные переплеты, которые превращают печатную книгу в объект искусства.

Пётр Суспицын,

издатель, руководитель издательства «Редкая книга из Санкт-Петербурга»

История названия и создания

Название издательства было придумано в 1990-м году, когда город, в котором мы жили, назывался Ленинград. B первых книгах, которые выходили, на первом листе значилось: Издательство «Редкая книга из Санкт-Петербурга», г. Ленинград. В этом и заключалась изюминка: в названии издательства заложен образ дореволюционного Санкт-Петербурга и той культуры, которая для нас была утрачена. Но когда через год после создания издательства Ленинград переименовали в Петербург, очарование этого названия несколько растворилось. Как теперь объяснить публике, что это не сегодняшний Санкт-Петербург, а допетроградский?

Идея создавать книги как предмет искусства пришла, когда я увидел переплетенный альбом с литографиями в мастерской у своего учителя-художника Андрея Пахомова: вот какой должна быть книга и атмосфера издательства! Вскоре вышедший в 1991 году закон об издательской деятельности позволил нам открыть чаcтное издательство. В юности я хотел заниматься живописью, но в итоге пришел к книгоизданию: лучше быть уникальным издателем, чем очередным художником.

Прообраз старинной мастерской

Мы работаем на старинных печатных и переплетных станках, которые в начале 90-х искали по объявлениям. В те годы все это оборудование — по сути, музейные вещи! — должно было быть вывезено на свалку, ведь тогда все переходили на новые технологии, офсетную печать. Типографии «Правда» и «Наука» тоже освобождались от ручного набора: гартовые шрифты, которые мы выкупали, переплавляли и как цветной лом отправляли за рубеж.

Печатный станок в нашем издательстве — современник Пушкина. Он был сделан в XIX веке в Германии и первые пушкинские книги печатались на этом станке. Когда он попал к нам в руки, некоторые детали его износились, а некоторые были утрачены — их заказывали на военных заводах. Но после реставрации он идеально работает и вряд ли когда-нибудь сломается: настолько он прост и совершенен в исполнении.

Для печати используем бумагу ручного литья лучших европейских сортов: это французская бумага Arches, немецкая Hahnemuhle, английская Somerset. Края литой бумаги не обрезаем, чтобы подчеркнуть рукотворность.

На издание одной книги уходит несколько лет

Все этапы создания книги выполняются вручную. Тридцать один экземпляр «Гамлета» У. Шекспира мы печатали три года — можете себе представить, сколько времени требует ручной набор. А ведь перед этим — долгая работа над макетом, эскизами, иллюстрациями. Для всех иллюстраций к нашим книгам художники делают оригинальные оттиски, в технике офорта, литографии, гравюры на дереве. К этой книге в течение трех лет художник Сергей Швембергер резал 86 гравюр на дереве, это невероятный труд. Получается, мы работаем над этой книгой уже 6 лет, но пока не сделали еще и первого экземпляра — его мы увидим через полгода, сейчас готов эскиз переплета этой книги.

Кстати, для переплета мы используем самые разные, в том числе и нетрадиционные материалы: не только кожу и текстиль, но и металл, мрамор, фарфор, керамику. Иногда применяем не только ручную печать, но и каллиграфию: например, «Слово о полку Игореве» или наш последний проект «Тридцать шесть китайских стратагем» полностью написаны вручную.

Откуда приходят идеи?

Каждая книга имеет свою уникальную историю. Например, идея издать «Царевну Лягушку» пришла после разговора с Владимиром Матвеевым, заместителем директора Эрмитажа. Он известный коллекционер лягушек и с его подачи и благословения началась работа над этой книгой. Мы пригласили художников-классиков Валерия и Александра Трауготов, они сделали иллюстрации и написали каллиграфическим шрифтом текст к этой сказке, тираж которой мы делали полные 8 лет.

Есть темы, которые интересны лично мне: я всегда возвращался к «Песне Песней Соломона», «Книге Екклесиаста». Мы планируем издавать библейские тексты и в дальнейшем. Давно, более 20 лет назад, хотел издать иллюстрированные ноты, и неожиданно эта мечта реализовалась благодаря Большому театру и нашему меценату Роману Абрамовичу, который предложил издать «Лебединое Озеро», «Спартак» и «Спящую красавицу» с иллюстрациями.

Нередко отправной точкой становится интерес к творчеству художника: мы предлагаем ему сделать книгу, а он — тему, которая ему интересна. Именно так увидел свет сборник шумерских текстов. Побывав на выставке замечательного художника-керамиста Владимира Цивина, я предложил ему подумать над книгой, но он возразил, что совсем не «книжный» человек: скульптор, а не иллюстратор. А через год ему пришла идея сделать шумерские глиняные таблички и обратиться к древней шумерской поэзии. Неожиданно возникла рифма между сегодняшним книгоизданием и шумерскими керамическими книгами, первыми книгами человечества. Так появились «Семь заклинаний, молитв, обрядовых песен из поэзии Шумера и Вавилонии» в семи авторских копиях. Мы напечатали переводы шумерских текстов на русском языке с одной стороны, а с другой сделали рельефы-иллюстрации, появились такие таблички-скульптуры в виде книг. Эта книга была выставлена в Эрмитаже вместе с шумерскими табличками: соединив 3 век до н. э. с 3 веком н. э., мы откликнулись на Миллениум.

Современные тексты

Современные тексты тоже издаем, у нас вышло несколько книг современных авторов: «Джакомерон» Тамары Буковской, цикл стихов о Джакомо Казанове, к которой ее муж, замечательный петербургский художник-график Валерий Мишин, сделал иллюстрации. Получилась книга-диалог художника и поэта. И «Азбуковник языческой Руси» — синтез древнего и современного искусств: галерея образов древних мифологических героев, которыми увлечен художник Борис Заберохин, сопровождается литературными миниатюрами в жанре быличек, которые придумал наш современник писатель Грирогий Капелян.

Современные произведения издаем очень мало, каждый случай уникален. Последний проект — советская классика, стихи Олега Григорьева с иллюстрациями его друга Александра Флоренского.

«Книга художника» как направление в книгоиздании

Сама традиция «книги художника» появилась во Франции в конце XIX века. Книга, которую мы создаем, является предметом искусства: это не традиционная книга для чтения, это «книга для любования», для углубленного созерцания. Мы обращаемся к текстам — литературным памятникам, к которым нам интересно возвращаться. Перечитываем их с художником, делаем иллюстрации, разрабатываем дизайн переплета, в итоге появляется новое произведение искусства, дополненное художниками и дизайнерами. Как правило, тексты наших изданий известны: русская народная сказка «Царевна Лягушка», «Книга Екклесиаста», «Слово о полку Игореве», «Герой нашего времени» и др. Эти произведения нам интересно прочитывать вместе с художниками: наблюдать, как они пропускают их через себя и какие иллюстрации создают.

Выделить по важности содержание или оформление невозможно, одно подчинено другому. Литературная часть уже является самоценной, мы же создаем из художественного произведения книгу как предмет прикладного искусства. По сути, наши издания — синтез нескольких искусств: литературы, полиграфии, иллюстрации и переплета. Мы не занимаемся украшательством или созданием сувенирной продукции, хотя нередко наши книги воспринимаются как подарочные. Но наша основная цель — возрождение книги как искусства, где форма и содержание неразрывно связаны, а каждый нюанс продуман и обоснован.

Книги для ценителей

Конечно, в первую очередь эти книги интересны коллекционерам, библиофилам, специалистам, которые знают, что такое авторская печать и печатная графика, отличают литографию от офорта и ксилографии. Другая часть нашей аудитории — библиотеки и музеи, потому что наши книги — предмет не только литературного, но и прикладного искусства, наподобие ювелирных украшений. Нередко их покупают меценаты и дарят музеям или библиотекам, кто-то приобретает в личную коллекцию как вложение средств, со временем эти издания, конечно, будут только дорожать. Первый экземпляр всех наших книг находится в Эрмитаже.

Что впереди?

Технологии идут вперед. В свое время технология Гутенберга, которой наше издательство по-прежнему следует, перевернула всю культуру, многие переписчики тогда лишились хлеба. Сегодня на смену книгопечатанию и бумажным книгам пришли цифровые технологии. Однако те, кто сталкивается с нашим творчеством, заражаются и проникаются им, многие начинают коллекционировать и понимать, что это такое. У нас было шесть выставок в Эрмитаже, все они проходили с огромным успехом и интересом. Конечно, для массового потребителя такая книга недоступна и невозможна, это закрытый сегмент. Да, сувенирные издания очень широко представлены на рынке, это хороший бизнес, но многое в той нише — следствие дурного вкуса создателей и покупателей. Мы не обслуживаем население, «заказать» у нас книгу трудно — должна быть высокая идея и личный резонанс. То, что мы делаем, имеет непосредственное отношение к искусству, но не к бизнесу. Наше издательство некоммерческое, как и все учреждения культуры, мы существуем, прежде всего, за счет попечителей.

Хотелось бы, чтобы подобные издательства появлялись и такие книги издавались. Это требует огромных усилий. Когда 25 лет назад мы открывали это издательство, не подозревали, какие трудности нас ожидают: были на грани фола и банкротства, но какие-то чудеса спасали, видимо, такая книга действительно нужна...



Наверх