тел. +7 (921) 963-35-40

Русская бумага ручного отлива

В России с бумагой познакомились намного позже других стран. Это был «заморский» товар, привезённый торговыми людьми Древнего Новгорода, бывавшими в разных землях. Русским людям была известна бумага итальянского, французского, английского, немецкого и голландского изготовления. Россия покупала её более 260 лет.

Русский термин «бумага» для обозначения соответствующего писчего материала впервые зафиксирован в записи на Прологе 1481 года из Российской национальной библиотеки, но, несомненно, существовал и ранее. Исследователи указывают на родство этого слова с обозначениями хлопка на разных языках: греческом (βóμβαξ, βóμβυξ, βάμβαξ), турецком (pambuk, pamuk), персидском (pambah), армянском (bambak), грузинском (bamba). Кроме того, в обиходной и книжной речи XV —XVII веков термин «бумага» обозначал вату, т. е. хлопок, что видно из следующих выражений: «кафтан стеган на бумаге», «аще будеть свинаа шерсть мягче бумаги», «в бумажнице оден».

Есть предположение, что русское слово бумага происходит от татарского слова «бумуг», что значит хлопок. Вероятно, что впервые знакомство народа Руси с бумагой произошло в середине XIII века, когда хан Батый для сбора дани произвёл первую всенародную перепись населения Руси на бумаге, которая в то время употреблялась в завоеванном монголо-татарами Северном Китае, а также в Туркестане и Персии, с которыми они находились в торговых отношениях.

Вопрос о начале производства бумаги в России до недавнего времени был весьма запутанным. В конце XIX века Н. Лихачёв обнаружил упоминание в купчей от 1576 года, копия с которой была найдена исследователем среди документов Троице-Сергиевой лавры - бумажной мельницы. При обозначении границ продаваемого земельного участка в качестве ориентира названа существовавшая когда-то бумажная мельница Федора Савинова на реке Уче (под Москвой). Это открытие побудило Н. Лихачёва рассмотреть историю бумаги в России более подробно, но никаких следов русской бумаги в XVI веке ему обнаружить не удалось. Правда, с находкой Лихачева согласуется известие о вербовке в 1547 года в Германии для Ивана Грозного ремесленников, среди которых назван и бумажный мастер. Однако производивший вербовку саксонец Ганс Шлитт в Любеке был посажен в тюрьму, и из набранных им 123-х мастеров в Россию попала лишь небольшая часть. Был ли среди них бумажный мастер, неизвестно. Итальянский путешественник Рафаэль Барберини в 1564 году, советовал европейским купцам вести в Россию бумагу, так как, по его словам, москвичи бумагу уже изготавливают, но должного качества им достичь не удаётся. Эти свидетельства позволяют предполагать, что первые попытки изготовления бумаги в России предпринимались во времена Ивана Грозного. В 1971 году, американский историк Эдвард Кинан обнаружил документ XVI века, написанный на бумаге с русской филигранью. Это грамота Ивана Грозного датскому королю Фредерику II, датированная 26 сентября 1570 года.

Из сохранившихся документов известно, что в 1655 г. были построены две бумажные мельницы. Одна из них поставлена на территории, отошедшей Российскому государству в ходе русско-польской войны: воевода М. С. Шаховской устроил мельницу в Вильно на реке Виленке. Продукция этой и еще одной мельницы, которая располагалась в пяти верстах от Вильно, поступала в государеву казну. Бумагоделательные предприятия существовали и на территории присоединенных в 1654 году украинских земель. Ещё в 1606 году архимандрит Киево-Печерской лавры Елисей Плетенецкий для лаврской типографии основал в Радомышле бумажную мельницу. Наконец, была построена бумажная мельница и под Москвой. По инициативе патриарха Никона для нужд Печатного двора бумажную мельницу построили на реке Пахре. 5 декабря 1656 года бумажный мастер Иван Самойлов отвёз в Печатный книжный приказ первую продукцию новопостроенной мельницы - 75 стоп «чёрной» (видимо, плохого качества) бумаги. Неизвестно, удалось ли наладить Ивану Самойлову изготовление высококачественной бумаги, так как мельницу неоднократно затопляло по весне. После очередного затопления в марте 1657 году её уже не восстанавливали, и в 1660 году, остатки мельницы были переданы в царскую казну. Пять лет спустя, в 1665 году, арендатором этой мельницы становится голландский бумажник Иоган ван Сведен (ван Шведен), а после его смерти в 1668 году - его вдова. В начале 70-х годов XVII века продукция восстановленной мельницы поступала на Печатный двор и для переписки книг (для этой цели несколько стоп было отправлено в Киево-Печерский монастырь), а в 1681 году уже использовалась как оберточная бумага. Можно предположить, что со временем дела вдовы ван Сведена пришли в упадок, так как в 1687 году она просила не забирать её мельницу в казну «безденежно». В 1673 году, в Новой немецкой слободе в Москве на реке Яузе была построена ещё одна бумажная мельница. С конца 1674 года она заработала, производимая на ней бумага стала поступать в приказы Новый аптекарский и Владимирский четвертной. В 1675 - 76 годах, мельница на Яузе передана на оброк иностранцу Еремею Ивановичу Левкену, по некоторым сведениям, племяннику ван Сведена.

Если вопрос о массовом изготовлении русской бумаги в XVI веке и даже в XVII веке является дискуссионным, то относительно XVIII века сомнений быть не может. Известны русские фабрики, имена их владельцев и их продукция.

image1.jpeg

Мощный импульс развитию бумажного дела в России был дан в XVIII веке. Петр I задумал построить отечественные бумажные мануфактуры. Сподвижник Петра Фёдор Салтыков представил на имя царя специальное «изъявление» о бумажных заводах:

«Повелеть во всём государстве, во всякой губернии учинить бумажные заводы и под те заводы выбрать места на реках, где сыщутся какие к тому подобные, а на тех заводах велеть бумагу делать разных рук и величеств, сиречь александрийская, пищая, почтовые, картузные, серыя и синия». Это были те виды бумаги, в которых государство испытывало наибольшую потребность.

В 1704 году, по указу Петра I построили бумажную мельницу в Московском уезде под селом Богородицким, на реке Яузе. Строительство производилось на средства Монастырского приказа. Эта мельница получила название Богородицкого бумажного завода. Есть данные, что с 1708 по 1714 годы Богородицкий завод произвел 4000 стоп бумаги, в том числе 1134 стопы бумаги низкого качества («картузной и ракетной»). В первые годы существования Петербурга в его окрестностях, в Красном селе на речке Дудоровке, была построена бумажная мельница, которая сначала называлась Дудоровской, а потом Красносельской. В 1720 году в Петербурге построена ещё одна казенная мельница, на берегу Невы за Галерным мостом, она получила название Петербургской. С 1718 года - Красносельская, а с 1720 года и Петербургская мельницы производили бумагу для военно-морских целей. Вследствие этого на мельницах работали в основном лица, призванные для военной службы на флоте.

За 7 лет пребывания в Морском ведомстве Красносельская мельница увеличила производство от 5000 до 20 000 стоп в год. В 1720 году Петр I издал указ о сборе тряпья у населения Петербурга и Москвы «на дело бумаги». Известно, какое сырьё поступало на петербургские мельницы от флота: крашеные и смоляные брезенты, парусные обрезки, мешки, паруса с лодок, матросские койки, обрезки пергамена. Некоторые виды сырья браковались, «понеже портят инструмент». Документы бумагоделательных фабрик донесли до нас и наименования рабочих, трудившихся на этих фабриках. По ним, а также по другим данным можно достаточно подробно восстановить организацию производства бумаги в России: после того как тряпьё разрезалось на небольшие лоскутки и перемалывалось в единую массу, «черпальщик» зачерпывал массу формой, «валилщик» снимал с черпальной формы лист бумаги, «прессовщик» снятые полусырые листы прессовал, «выметчик» вывешивал листы для просушки, «сдувальщик» эти листы снимал и прессовал для устранения короблений, «клеильщик» окунал их в клей, «прессовщик» отжимал избыток клея, «вешальщик» вывешивал проклеенные листы сушиться, «сдувальщик» снимал их с верёвок после просушки.

image2.png

Изготовление бумаги. Гравюра из издания «Зрелище природы и художеств» (СПб., 1784)

В XVIII веке, в производстве бумаги применяли всякие новшества. Так, в 1710 году в Невьянске при изготовлении бумаги использовали асбест. С 1718 году на петербургских мельницах для изготовления маркировочного знака на сетке стали применять не медную, а серебряную проволоку, что позволило достичь в рисунке филиграни большей сложности и изящества. В 1798 году, известный русский просветитель Н. А. Львов изобрел специальный «каменный» картон, изготавливаемый с добавлением каменного угля, который можно было использовать при строительстве фортификационных сооружений. В конце XVIII - начале XIX веков, в бумажную массу добавляли медный купорос, отчего бумага приобретала характерный голубоватый или зеленоватый оттенок. Такую бумагу называли «сахарной». Она встречается в рукописях и печатных изданиях с 80-х годов XVIII века до 10-х годов XIX века.

На какой именно бумаге был издан «Апостол» - первая книга Ивана Федорова, родоначальника русского книгопечатания, до сегодняшнего дня неизвестно. Зато до сих пор сохранился один из старейших российских бумажных заводов, который теперь является музеем. Он расположен в нынешней Калужской области, бывшей Калужской губернии, и принадлежал Афанасию Гончарову, прадеду Наталии Гончаровой - супруги Александра Сергеевича Пушкина. В 1719 году, Коллегией Адмиралтейства был опубликован указ о продающихся сортах бумаги. В этом указе перечислено множество сортов. Начиная с толстых больших листов для рисования и заканчивая картузной и аптечной бумагой.

Очень скоро оказалось, что существующих бумажных мельниц недостаточно. Появляется целый ряд частных фабрик в Москве, Петербурге, Калуге, Ярославле. К 1825 году в России насчитывалось 88 бумажных фабрик, на которых производилось свыше 700 тысяч стоп разной бумаги в год. Развитию отрасли способствовало и решение правительства полностью запретить ввоз бумаги из-за границы (1812 г.).

Первая бумагоделательная машина в России была изготовлена русскими мастерами на Петербургском литейном заводе и в 1916 году пущена в работу на Петергофской бумажной фабрике. В первой половине XIX века был сделан ряд существенных усовершенствований бумагоделательной машины, но принципиальная технологическая схема её в течение целого столетия оставалась практически неизменной, так как в ней были полностью воплощены передовые принципы производственного процесса -непрерывность и автоматичность.

Наверх