тел. +7 (921) 963-35-40

История книгопечатания

Печатать с наборной формы впервые стали в Китае. Об этом можно узнать из сочинения «Мэн ци би тань» («Заводь сновидений»), написанного Шэнь Ко (1031-1095) в 1088 году. Эта своеобразная энциклопедия со статьями на самые различные темы была переиздана в Китае в 1975 году. В одной из статей, в частности, говорится:

«В годы правления Цин Ли (1041-1048) некий простолюдин Би Шэн сделал подвижной шрифт по следующему способу: взяв вязкую глину, он вырезал в ней знаки высотой с ободок монеты, причем каждый иероглиф составлял отдельную печать. Для придания литерам крепости он обжигал их на огне. Потом он брал приготовленную заранее железную доску и покрывал ее смесью из сосновой смолы, воска и бумажного пепла. Прежде чем печатать, Би Шэн помещал на доску железную рамку для разделения строк. Эта рамка заполнялась поставленными в ряд печатями, составляя сплошную доску для печатания. Затем Би Шэн подносил ее к огню и нагревал. Когда паста от тепла размягчалась, он накладывал поверх литер гладкую доску, после чего поверхность их делалась ровной, как точильный камень. Этот способ невыгоден для печатания 2-3 экземпляров, при печатании же нескольких сот или тысяч достигается необыкновенная быстрота».

«Для каждого знака, - продолжал Шэнь Ко, - имелось несколько литер, а для часто употребляющихся знаков... двадцать и более, на случай возможного повторения этих знаков на одной и той же странице... Если встречался редкий знак, не приготовленный заранее, его тут же вырезали и обжигали на огне от соломы, так что он сразу был готов».


Почему Би Шэн делал литеры из глины, а не из дерева и не использовал широко распространенную в Китае ксилографическую технику? Шэнь Ко отвечал на этот вопрос так: «Он не пользовался деревом, потому что древесная ткань бывает то грубой, то тонкой, т.е. неоднородной, а кроме того, дерево впитывает влагу, вследствие чего составленная (из литер) форма делается неровной».

Окончив печатание, Би Шэн, по словам Шэнь Ко, подносил форму к огню. Паста расплавлялась, и литеры выпадали «сами собой, не оставляя никаких следов глины».

«Когда Би Шэн умер, - рассказывал Шэнь Ко, - его комплект литер перешел во владение к его близким и сохраняется до сих пор как большая ценность».

Би Шэн был первым, объединившим в единое целое наборный и печатный принципы. Ему, вне всякого сомнения, принадлежит честь создания наборной формы для воспроизведения текстового материала. Глиняный шрифт Би Шэна сколько-нибудь широкого применения не получил. Но сам принцип печатания с наборной формы оказался плодотворным, хотя его использование и сдерживалось иероглифическим характером китайского письма. Напомним, что в этом письме для каждого слова требуется особый иероглиф. Поэтому литер должно быть очень много, а поиск их весьма затруднен.

image1.jpeg

Модель наборной формы Би Шена


image2.jpeg

Современная реконструкция изобретенного Би Шэном подвижного шрифта и страница, напечатанная с его помощью



Тем не менее, периодически в Китае выходили в свет книги, отпечатанные с помощью глиняного шрифта. Одним из таких изданий была буддистская сутра «Wuliang-shou-fo iing», напечатанная в 1103 году и найденная в 1965 году во время раскопок в Венцху. В 1193 году, известный китайский ученый династии Сонг Жу Вида (1126-1204) использовал способ Би Шэна для печатания своего труда «Yutang zaji» («Различные заметки Императорской академии»), о чём сам рассказал в письме к своему другу Чень Хуанченгу.


image3.jpeg

Модель деревянного шрифта Ван Чжена


В XIII в. в Китае печатали с формы, составленной из отдельных деревянных литер. Об этом известно из опубликованного в 1313 г. сочинения "Нун шу" Ван Чжэна (ок. 1260-1330). Труд этот был переиздан в Шанхае в 1994 году. Сочинение преимущественно посвящено вопросам сельского хозяйства, но в нем есть раздел, именуемый «Книгопечатание подвижным шрифтом». Первое издание «Нун шу» увидело свет в 1314 году, впоследствии оно выпускалось неоднократно. Ван Чжэн рассказывает о ксилографическом печатании, широко распространенном в Китае, справедливо отмечая и его недостатки:

«Материал для досок и работа мастеров требовали больших издержек. Случалось, что печатание некоторых книг требовало больших усилий и заканчивалось с трудом лишь через несколько лет. Некоторые сочинения, достойные издания, оставались ненапечатанными из опасения расходов на работу».
Как средство для преодоления недостатков он указывает наборную форму. При этом Ван Чжэн сообщает об изобретении Би Шэна, не называя, впрочем, его имени.

«В последнее время, - сообщает Ван Чжэн, - стали также делать литеры, отлитые из олова. Литеры насаживались на железную проволоку, образуя строки. Потом их вкладывали в имеющиеся в форме отделения для строк и производили печатание».

Это очень важное, но, к сожалению, слишком краткое сообщение. Ничего не сказано о том, каким образом отливали литеры. Множественное репродуцирование литер путем отливки - важный элемент изобретения Иоганна Гутенберга.

image4.png

Гравюра с изображением наборного цеха из китайской книги "Руководство по печати подвижным шрифтом". 1776 г.



Оловянные литеры, впрочем, в Китае успеха не имели. «На литерах такого рода плохо держится тушь, - утверждает Ван Чжэн, - и при частом печатании они портятся, вследствии чего они не годились для продолжительного употребления». Поэтому китайцы стали изготовлять литеры из дерева. Иероглифы писали на тонкой бумаге, получали их зеркальные изображения на доске тем способом, который был описан выше, а затем гравировали. «По окончании гравирования знаков на доске, - пишет Ван Чжэн, - каждый из них выпиливается при помощи пилки с мелкими зубцами и складывается в корзину. Каждая литера тщательно подравнивается при помощи ножа. Ширина и высота литер измеряются по заранее установленному образцу, после чего шрифт складывается в особые ящички». Ящичков было очень много - по числу иероглифов. Их устанавливали на поверхности круглого вращающегося стола; получалась своеобразная наборная касса. Ван Чжэн сообщает размеры стола: диаметр его составлял около 7 чи (примерно (245 см), высота - 3 чи (105 см). При наборе один из наборщиков брал рукопись и громко выкрикивал названия иероглифов. Другой наборщик подбирал литеры и составлял печатную форму.

image5.png

image6.png

Китайская наборная касса. По Ван Чжену


image7.png

Китайские наборщики за работой


image8.jpeg

image9.jpeg

Современные копии вращающихся касс Ван Чжэня


image10.jpeg

Современный образец наборного деревянного шрифта в музее-типографии

Ван Чжэн, который служил правителем уезда Цзин-дэ в округе Сюаньчжоу, рассказывает, что он дал распоряжение изготовить подвижной шрифт. На это ушло два года. Ван Чжэн напечатал шрифтом описание уезда Цзиндэ. Для набора форм потребовалось около 60 тыс. знаков. Примерно через месяц было отпечатано 100 экземпляров, «ничем не отличавшихся от книг, напечатанных при помощи досок». Однако свою «Книгу о сельском хозяйстве» - «Пун шу» - Ван Чжэн всё же печатал ксилографическим способом.

Широкому распространению наборного принципа в Китае мешал, как уже говорилось, иероглифический характер китайской письменности, сводивший на нет все преимущества набора. Поэтому печатание с наборной формы значительно успешнее использовалось соседями Китая, у которых бытовала алфавитная система письма. Особенно успешно в этой области трудились корейцы.

Начинали корейцы с ксилографии. Печатание с цельных досок, возникшее здесь в VIII веке, к XI веку применялось уже очень широко. К этому времени все государства полуострова объединила династия Коре. Книгопечатание приобретает общенациональный характер. В период правления императора Мунйонга (1047-1083) были выгравированы тысячи досок для воспроизведения канонического собрания буддийских текстов «Трипитака» («Три корзины закона»). Доски использовались для повторных изданий вплоть до монгольского нашествия в XIII веке. Попытки возобновить погибшие формы предпринимались и при монголах. Так, в 1236-1251 годах было выгравировано 81238 досок, часть из них сохранилась до наших дней.

Появление подвижного шрифта также восходит ко времени династии Коре. Его использование в Корее облегчалось тем, что здесь бытовало письмо, первоначально состоявшее всего из 28 знаков. На первых порах литеры делали керамическими. Древнейшее сообщение о металлическом шрифте мы находим в книге «Собрание сочинений сановника Ри из страны Востока». Её автор Ри Кью Во (1186-1241 г.г.), рассказывая о Своде законов императора Чжо Ю, писал: «К счастью, этот Свод законов не пропал. Его напечатали металлическими буквами в количестве 28 экземпляров, которые отослали для хранения в различные ведомства». Учёные полагают, что это издание вышло в свет около 1234 года.

Сохранилась ксилографическая копия книги «Песня монаха Хуана о правильности вероучения» с колофоном, который гласит: «Напечатано на вечные времена только что законченными литерами по изданию, напечатанному тиснёными литерами. Год Рихё (1239), первая декада сентября».

image11.jpeg
image12.jpeg

Работа современного мастера по изготовлению литер наборного шрифта

Более определенные сведения о наборном книгопечатании относятся к периоду династии Жи. С именем одного из императоров этой династии Се Джонга (1419-1450 г.г.) связывают изобретение практичного алфавита, значительно облегчившего наборное печатание. В 1420 году, по его приказанию были отлиты новые шрифты для печатания конфуцианских текстов. Сохранились и книги, напечатанные тогда. Один из писателей того времени - Сонг Хьен (1436-1509 г.г.) оставил нам описание процесса изготовления шрифта. «Прежде всего, - писал он, - вырезают буквы из твердого дерева. Плоское корыто заполняют мелким песком, взятым с заросшего тростником берега моря. Деревянные буквы вдавливают в песок, чтобы получить негативную матрицу. Таким образом, помещая одно корытце над другим, заливают в отверстие расплавленную бронзу. Металл проникает внутрь, заполняя негативные матрицы и образуя литеры».

Из этого описания явствует, что металлические литеры изготовлялись методом литья в опоки. Способ был широко распространен в Корее; он использовался для изготовления украшений из бронзы и латуни.

По мнению некоторых исследователей, с литья в опоки начинал и Иоганн Гутенберг. Напрашивается вопрос: знали ли в Европе о дальневосточном книгопечатании? Для гутенберговедов этот вопрос больной, о чем говорят названия работ патриарха гутенберговедения, многолетнего директора Гутенберговского музея в Майнце Алоиза Руппеля (1882-1977), среди которых и статья «Изобрели ли китайцы и корейцы книгопечатание?». Этот вопрос волновал и прославленного художника шрифта Альберта Капра, написавшего статью «Знал ли Гутенберг, изобретая книгопечатание, о печати отдельными металлическими литерами в Корее?».

Многие исследователи пытались проследить пути проникновения дальневосточного изобретения в Европу. Назовем прежде всего ставший уже классическим труд американского востоковеда Томаса Френсиса Картера (1882-1925 г.г.) «Изобретение книгопечатания в Китае и его продвижение на Запад». Западные соседи китайцев очень рано познакомились с изобретением. Они, однако, определённо предпочитали ксилографию наборному печатанию. Одно из древних монголо-тунгусских племен кидани, основавшее государство Ляо (926-1122 г.г.) уже в XI веке печатало книги. Есть сведения о том, что между 1031 и 1064 годами, кидани отпечатали на тонкой бумаге «Трипитаку». Всё издание составляло не менее тысячи томов, из которых до нас не дошел ни один. При раскопках в Турфане были найдены уйгурские печатные книги, а также подвижный шрифт. Умели печатать и чжурчжэни, основавшие в 1126 году империю Цзинь. А.П. Терентьев-Катанский изучал книжное дело в государстве тангутов, расцвет которого приходится на X-XIII века. Оказалось, что и здесь использовали ксилографию, хотя одна из книг Тангутского фонда Института востоковедения Российской Академии, по словам ученого, «кажется набранной».

Ксилографическим способом начиная со второй половины XIII в. печатали свои книги и монголы. Есть сведения о том, что и европейцы принимали участие в размножении текстов полиграфическим способом. Утверждается, например, что итальянец Джиованни да Монте Корвино (1247-1328 г.г.) и немец Арнольд из Кельна (в 1297-1307 гг.) с помощью китайских рабочих печатали в Пекине гравюры религиозной тематики с краткими пояснениями на латинском, монгольском и персидском языках . Возможно, что эти тексты попадали и в Европу.


image13.jpeg

Кcилографический оттиск, найденный в Эль-Фаюме

Сведения о книгопечатании у арабских народов представлены скупо. Правда, в 1877-1878 гг. в египетском селении Эль-Фаюме был найден архив коптских и арабских документов, частично напечатанных ксилографическим способом. Древнейший из них относится к Х веку. Видимо, в этом случае следует говорить о самостоятельном изобретении, не связанном с дальневосточными источниками. Какую-то полиграфическую технику в коптской среде освоил полулегендарный русский лекарь Иван Смерд (в литературе он именуется также Смер и Смера). Половец, посланный киевским князем Владимиром для испытания веры и попавший в Египет. Отсюда он написал князю письмо, заканчивавшееся следующими словами: «Писал я это железными буквами на двенадцати медных досках». Некоторые историки считают письмо подделкой, сфабрикованной в XVI веке, другие же объявляли Ивана Смерда изобретателем книгопечатания.

Среди примерно 50 оттисков, найденных в Эль-Фаюме, большинство было напечатано в первой половине XIV века. Среди них был и Коран на арабском языке. Резюмируя, надо сказать, что если путь изобретения Би Шэна на восток ясно виден, то продвижение его на запад пока прослеживается с трудом. В Персии о дальневосточном книгопечатании знали в XIV веке. Поэт Рашид ал Дин в поэме «Jami al-Tawarikh» («Собранные истории»), написанной в 1311 году, описал китайский способ изготовления книг.

Справедливости ради надо отметить, что факт заимствования книгопечатания европейскими народами был очевиден для многих старых писателей. Николай Гаврилович Спафарий-Милеску (1636-1708), побывавший с русским посольством в Китае в 1676 г., писал: «...Пушки лити, и ходити по морю матицами навыкли, такожде и книги печатати от китайцев во Европе научились. Понеже когда калмыки и татары взяли Китай, и с ними пришли в Китай патер Одерик, и Антон армянин, и Марко Павел венецыанин, и подлинно они во Европу из Китая те художества принесли».

Для китайских авторов вопрос о чуть ли не прямом заимствовании китайской техники изготовления книг сомнений не вызывает. Профессор Института истории естественных наук в Пекине Хиксинг Пан в 1998 году писал: «Ранние европейские печатные оттиски были отпечатаны и переплетены точно в соответствии с традиционной китайской техникой. Две страницы гравировались на одной доске, использовались краски на водяной основе, оттиск осуществлялся притиранием с одной из сторон листа, а отпечатанные листы складывались друг с другом своими чистыми сторонами. Это способ соответствует типично китайским методам, хотя он и входил в противоречие с европейскими традициями. Это свидетельствует о том, что европейцы использовали ту же технику, что и китайцы несколько столетий назад».
Здесь речь идёт об изготовлении ксилографическим способом т.н. анопистографических книг, страницы которых отпечатаны с одной стороны листа и склеены друг с другом чистыми сторонами.

Но далее Хиксинг Пан переходит к наборному печатанию. «Европейцы вскоре обнаружили, - пишет он, - что ксилографическое печатание не соответствует принятому у них алфавитному письму, что гравирование форм на деревянных досках процесс трудоемкий и китайский способ печатания подвижными литерами стал более предпочтительным в их глазах... Европейская наборная техника начиналась с деревянных шрифтов, способ изготовления которых и печатания с них идентичны китайским». Далее утверждается, что деревянными шрифтами печатал еще в 1420 году в Венеции Памфилио Кастальди. Тот же способ, по утверждению Хиксинга Пана, использовал и голландец Лоуренс Янсзон Костер около 1440 года. Китайские прототипы пекинский историк находит и в технологии, которую использовал Иоганн Гутенберг.

Альберт Капр в своей недавней монографии о Иоганне Гутенберге пытался проследить пути проникновения дальневосточной техники в Европу. Капр предположил, что Иоганну Гутенбергу о китайском книгопечатании рассказывал Николай Кузанский, который познакомился с дальневосточной техникой во время своей миссии в Константинополь в 1437 году. Николай по поручению папы Евгения IV должен был пригласить патриарха греческой церкви и 28 архиепископов на церковный собор. Открылся этот собор в Ферраре 5 апреля 1438 года. Среди его гостей был известный греческий книжник Базилий Бессарион, который, по мнению Капра, мог привезти с собой китайские печатные книги. Во время собора папа отправил Николая Кузанского в Германию с посланием, осуждающим очередную ересь. Путь Николая проходил через Страсбург и Майнц, где и могла состояться его встреча с Гутенбергом. На встрече этой зашла речь и о книгопечатании.

Так оно было или нет, бесспорно одно: дальневосточные опыты ни в коей мере не умаляют заслуг Иоганна Гутенберга. Очень точно об этом сказал тот же Альберт Капр:
«...если сведения о печатании подвижными литерами доходили до Гутенберга и даже если он видел отпечатанный там оттиск, мы не можем отказать ему в поисках и работе изобретателя. И о другом не следует забывать: книгопечатание начало свой победный путь по миру не из Кореи, а из Майнца».

Наверх