тел. +7 (921) 963-35-40

О достоинствах библиофильских изданий

Пожалуй, одно из лучших определений достоинств библиофильских изданий, дано Джамбаттиста Бодони (16.02.1740- 29.11.1813) – итальянским издателем, типографом, художником-шрифтовиком, создавшим более четырёхсот шрифтов; и гравёром, изложенное в предисловии ко второму изданию «Руководства по типографике», вышедшего в 1818 году:

«если дорогостоящие издания и уступают массовым - в отношении ряда практических преимуществ, они, разумеется, обладают и своими собственными, не менее значительными. Подобным изданиям гарантирована большая долговечность, а почтение, внушаемое ими, переносится на их владельца. Дешёвые подручные книги быстро ветшают, с ними обращаются небрежно и расстаются с легкостью. Большие роскошные издания, напротив, хранятся бережнее и реже подвергаются всевозможным перемещениям; незримому разрушительному действию времени, так как подобные издания могут просуществовать многие столетия.

Столь же очевидно и второе преимущество таких изданий. Кто при виде тщательно набранной и роскошно оформленной дорогой книги не предположит, что произведение это, пусть даже и неведомое ему, не заслуживает подобной чести? И кто при взгляде на полки хорошо подобранной и изобилующей прекрасными изданиями библиотеки не придёт к заключению, что её владелец - не только состоятельный человек, но и образованный любитель книг, впитавший в себя заключенные в них знания? Плиний, желая показать нам, как высоко Александр ценил Гомера, ограничивается рассказом о том, что Александр, захватив во время войны с Дарием царский золотой ларец для благовоний, щедро украшенный жемчугами и драгоценными камнями, предназначил его не для чего иного, как для хранения в нём поэм Гомера. И он находил само собой разумеющимся, что драгоценнейший из ларцов, какие могли найтись у него, достоин служить вместилищем для произведений, которые он почитал как благороднейшие из созданий человеческого гения.

Естественно, что подобные издания представляют собой предмет скорее роскоши, нежели повседневной необходимости, и столь же естественно, что сама роскошь ближайшим образом соседствует с богатством. Однако никакое богатство не может быть так велико, чтобы ненасытному духу или, точнее, демону роскоши не удалось исчерпать его и без трат на книги. Ибо для удовлетворения желаний этого демона беспрестанно возникают тысячи и тысячи новых видов одежды, тканей, вышивок, тесьмы, кружев, драгоценностей, золотых и серебряных изделий, фарфора, картин, статуй, ковров, покрывал, дворцов, вилл, садов, экипажей, челяди, пиров, балов, - кто возьмется перечислить всё то, на что приходится расточать деньги человеку, желающему блеснуть своим богатством?

Поэтому-то если даже какая-нибудь библиотека, собрание древностей или естественнонаучная коллекция и создаются вследствие одной лишь прихоти состоятельного человека, то расходы на них, как бы высоки они ни были, всё же могут сравниться с остальными. Когда же роскошь проявляется в библиотеке сильнее, чем где бы то ни было, это служит верным признаком подлинной любви её владельца к изящным наукам. И когда, в подтверждение сказанному, состоятельные люди начинают собирать изысканные дорогие издания, то задача типографов – выпускать таковые».

Наверх